Происхождение, образы, иконография сатаны и дьявола

Слово «сатана» происходит от ивритского слова «сатан» (препятствие, противник). Появляется как религиозная категория в Ветхом Завете, начиная с книг Царств, которые относятся к тому периоду, когда евреи были уже выведены Моисеем из Египта и отвоевали себе часть земли в Палестине.

Молодой сатана

Примечательно, что Моисей в буквальном смысле о сатане ничего не упоминал в своих книгах. Последний угадывается лишь в образе змея, который искусил Еву в Эдемском саду, но слово «сатана» не используется. Моисей составлял свои боговдохновенные книги, по всей видимости, на ныне мертвом финикийском языке. Тогда собственно иврита ещё не было, и евреи пользовались общесемитским языком, который условно можно назвать финикийским.

Таким образом, мы должны зафиксировать важную особенность: категория сатаны в священных текстах в явном виде появилась, судя по всему, не раньше рубежа второго и первого тысячелетий до нашей эры, когда евреи через пророка Самуила просили Бога дать им правителя-воина по типу языческих филистимских, чтобы лучше организовать защиту от последних.

Другими словами, непосредственно «сатане» всего лишь около 3 тысяч лет, в то время как, согласно археологии, люди современного внешнего вида и внутреннего строения (кроманьонцы) существуют уже около 40 тысяч лет. Также получается, что сатана (его описание в священных текстах) «моложе» авраамического Бога примерно на целую тысячу лет, а по сравнению с категорией Отца-Творца, который создал мир, согласно более древним религиозным системам, вообще сопливый юнец. Но так ли это в действительности?

У сатаны есть и другие имена: дьявол, Вельзевул, Люцифер, Бафомет и пр.

Противный Зевс-Баал

Современное слово «дьявол» происходит от греческого «диаволос», которое использовалось в Древней Греции как прилагательное  «клеветнический, клевещущий, злословящий» или как существительное «клеветник». Это слово в этих значениях мы встречаем у Пиндара, Аристофана, Менандра и Аристотеля. Предполагается, что это слово произошло от индоевропейских слов «диа» (через, раздельно) и «бало» (бросать, кидать). При этом сторонников этой этимологии не смущает, что в ней не прослеживается никакого фактического смысла. Как «бросание раздельно» стало «клеветническим»? Непонятно… Да и названные выше мыслители жили в середине и второй половине первого тысячелетия до нашей эры. А что было раньше? Использовалось ли это слово? Если использовалось, то в каких значениях? Возникает много вопросов, которые не имеют ответов.

На это слово можно посмотреть и с другой стороны. Греки в Средиземном море находились в плотном многовековом торговом взаимодействии с финикийцами, мужским божеством которых был Баал. Имя этого божества, судя по всему, тесно связано с быком. Сравните слова Баал, вол, бул (англ. bull). Бык в древних неписьменных культурах использовался в качестве иконы божества мужского первоначала (Отца-Творца, который создал мир). Не исключено, что вторая часть греческого слова диа-болус происходит именно через финикийского Баала от быка как олицетворения древнейшего образа Отца-Творца. В религиях более северных народов, кстати, также есть эквиваленты Баалу: Велес, Волос, Тавр Бусич, Тор (тур, таур (бык)) и т.д.

Тогда первая часть «диа» элементарно читается по смыслу как «бог» — деус (Зевс (Дый), индуистский Дьяус Пита (Небесный Отец), римский Юпитер (Дьюс-пита)). Греческий бог Дионис, например, тоже явно имеет эту первую часть «дио», которая также может указывать на божественность. В римской традиции Дионис зовётся Бахусом (Вакхом), в имени которого легко читается родство с финикийским Баалом.

Если это предположение верно, то греческое слово «диаболус», возможно, первоначально означало «бог Баал», то есть чужой для греков финикийский бог. Клеветнический — значит обманный, неверный, ошибочный (свой бог всегда истинный, а чужой ложный). А от этих значений по смыслу очень недалеко до значений «противный, противник, препятствующий, препятствие», то есть до значения слова «сатана», которое родом из иврита, который формировался на основе древнего языка, которым пользовались семиты, включая финикийцев. Круг замкнулся. В обоих случаях следы ведут к финикийцам.

Что касается других имен, то имя «Бафомет» появилось в Средние века, «Люцифер» — в 8-м веке до н.э., а ветхозаветный «Вельзевул» — это тот же Баал (Баал-Зебуб, господин мух).

Таким образом, «злословящий клеветник» дьявол и «препятствующий противник» сатана, имея очень древние корни, которые питала одна и та же финикийская почва, встретились в христианстве и с тех пор неразлучны. Эти слова сегодня обозначают образ, который имеет черты очень древних божеств, с позднеязыческими формами которых иудеи, а потом и христиане активно боролись.

От противного

До возникновения монотеизма в Средиземноморье господствовали культы божественных супружеских пар, обряды которых ритуально воспроизводили акт творения мира посредством соединения мужского и женского первоначал, персонифицированных в конкретных божествах. У финикийцев это был культ Баала и Астарты. Жрецы в храмах воспроизводили их супружеское соединение. Обряды носили оргиастический характер (включая однополую связь), иногда сопровождались членовредительством (оскопление) и человеческими жертвоприношениями.

Иудейский монотеизм со времен Авраама формировался как резкая антитеза подобным культам. Причём неприятие было настолько серьезным, что, когда правитель Моисей увидел, что часть его народа вернулась к культам Баала (Золотого тельца), многие были казнены за это смертью.

Поэтому некоторые элементы этих древних культов во времена иудеев, а потом и христиан стали ассоциироваться со злом. Поскольку древние обряды предполагали наличие божественной супружеской пары (Отца-Творца и Великую Мать), а монотеизм исключал женское первоначало из богословия и богослужения, то некоторые атрибуты Отца-Творца и все атрибуты Великой Матери были переведены в область ассоциаций со злом и безнравственностью.

Некоторые древние атрибуты Отца-Творца, которые были ассоциированы со злом:

  1. Фаллос. Языческие культы унаследовали от древнейших обрядов явный половой символизм. Оргии и храмовая проституция осуждались. Вместе с ними «осуждению» подверглись и главные символы этих обрядов
  2. Огонь. Финикийцы и другие народы Средиземноморья приносили в жертву людей (включая детей и стариков) предавая их огню. Поэтому огонь, один из основных древних символов Отца-Творца, у монотеистов приобрел негативную коннотацию и «спустился» в ад, который в свою очередь был «братом» греческого царства Аида, в котором огня не было, а было темно и сыро, как в нормальной горной пещере
  3. Рога. Древние люди выбирали себе животных в качестве «иконы» божества. Для Отца-Творца они выбирали самых крупных и самых сильных животных, в числе которых были пещерный медведь, гигантский олень, бык. Использование крупных рогатых животных закрепило отношение к рогам вообще (любого животного) как к атрибуту божества. Поскольку Баал как идол имел вид быка (или человека-быка), то рога как древний божественный атрибут через осуждение культа Баала также перекочевали в разряд «злых» символов.

Вышеперечисленные атрибуты древнего Отца-Творца и все атрибуты Великой Матери (женские органы, подземелье, пещера, змея, змей, рептилия, дракон, тьма, ночь, луна и др.) перекочевали в «злую» и «безнравственную» область и соединились с образами «сатаны» и «дьявола».

Когда на Западе под воздействием укрепления торгово-ростовщического капитализма начали разрушаться монотеистические религии (христианство и иудаизм), из подполья вылезли оккультные ереси и различные формы неоязычества, некоторые из которых пользовались образом сатаны-диавола в своей практике.

Бифа-мать Бафомет

В некий общепринятый визуальный образ многие разрозненные символы сатаны-дьявола обобщил французский оккультист 19-го века Альфонс-Луи Констан Элифас Леви. Он изобразил нечто вод именем «Бафомет»:

Здесь мы видим «осужденные» тысячелетия назад символы древнего Отца-Творца (огонь, рога и фаллос) и множество символов Великой Матери (тьма, ночь, луна, женские органы, змеи, чешуя рыбы (водная стихия)). Возможно, чешуя может символизировать не просто рыбу, а водное чудовище — дракона, который сам по себе является одним из имен-образов сатаны-дьявола. В Откровении Иоанна Богослова (Апокалипсисе) сатана называется Большим Красным Драконом или Великим Драконом. Среди главных «женских» символов не хватает только символа земли, хотя, возможно, шар, на котором сидит это нечто, символизирует как раз землю (земной шар). Пятиконечная звезда (пентаграмма) — это месопотамская звезда Инанны (Астарты), одновременно символизирующая её лоно (об этом можно почитать отдельную статью). 

Характерно то, что именем Бафомет, которое появилось впервые в средневековых записях, первоначально именовалась супруга сатаны «проклятая дьяволица». И это очень примечательно, так как в этом случае само имя расшифровывается никак иначе как корова, супруга или мать быка — Бифа-мать (сравните, например, с именем месопотамской богини Тиамат). По-английски и по-немецки говядина beef (биф), по-французски boeuf (бёф). Да и само слово beef через слово «бык» связано с именем Баал. 

Другими словами, в образе дьявола-сатаны, который сложился на сегодняшний момент в массовой культуре зашифрованы символьные атрибуты домонотеистической стереотеистической божественной пары мужского и женского первоначал. Причем с подавляющим перевесом в сторону женского начала. То есть, можно сказать, что в современном образе сатаны-дьявола зашифрован именно искаженный образ древней Великой Матери (материи), посредством которой Отец-Творец (дух) создавал мир. И это вполне логично, если учесть, что сатанисты как раз ностальгируют (как минимум в «шедеврах» своего «искусства») по старым домонотеистическим позднеязыческим оргиастическим кровавым культам. Эти культы имели подавляющий уклон именно в сторону женского начала, которое именно поэтому в монотеизме было подвергнуто столь бескомпромиссному забвению, из тысячелетней темницы которого оно рвётся на волю в условиях сегодняшнего ослабления монотеизма.

На связь природы сатаны-диавола и женского первоначала в культуре также указывает средневековое каббалистические дополнения к истории Адама и Евы в виде Лилит, которая является змеей-искусительницей. Образ Лилит уходит в глубину месопотамских верований и связан с Белит, Астартой и Инанной, последовательными историческими образами древней стреотеистической Великой Матери.

Другими подтверждениями предположения связи сатаны-диавола с женским первоначалом являются во-первых явная ориентация современной городской капиталистической цивилизации западных постхристианских стран на материализм, то есть на ту область, которая всегда была ипостасью Великой Матери (материя, деньги, материальное благополучие, комфорт и удовольствие), во-вторых — явная враждебность этой городской цивилизации к религиям Отца-Творца (иудаизму, христианству и исламу) — так образ Великой Матери «мстит» за своё забвение во времена господства монотеизма.

Оставьте комментарий

Войти с помощью: