Древнейший универсальный язык символов

До возникновения письменности люди использовали универсальный язык символов. Остатки и отголоски этого языка присутствуют в современной культуре. 

В основе этого древнейшего праязыка лежат две категории, вокруг которых группируются все символы, которые в большинстве своём неиерархичны, но взаимосвязаны по смыслу. Почти все символы парные. Один символ из пары тяготеет к одной главной категории, а второй — к другой.

Главными категориями является пара: Мужское — женское. Все символьные пары сквозным образом связаны друг с другом по смыслу. Именно эта сквозная смысловая связь делает эти пары символов языком, с помощью которого можно легко расшифровывать смысл древнейших мифов, изображений, пластики и сооружений.

Далее перечислены некоторые пары, сгруппированные для удобства восприятия в условные смысловые группы.

Структура языка

Главные (сквозные) категории

Мужское — женское

Группа №1

  • Творец  — материя (материал — то, из чего Творец творит)
  • Мужское божество — женское божество
  • Отец — мать
  • Мужчина — женщина
  • Мужской орган — женские органы
  • Душа — тело
  • То, что есть — то, чего нет
  • Наполненность — пустота
  • Твёрдость — мягкость
  • Порядок — хаос
  • Сила — слабость

Группа №2

  • Свет — тьма (мрак)
  • День — ночь
  • Солнце — луна
  • Восход — закат
  • Небо — земля (почва, глина)
  • Нет пары — звезда
  • Молния — нет пары
  • Огонь — вода
  • Сухость — влага
  • Горячее — холодное

Группа №3

  • Белый — черный
  • Теплые цвета (красный, оранжевый, желтый) — холодные цвета (зеленый, голубой, синий, фиолетовый)

Группа №4

  • Высота — глубина (бездна)
  • Вершина горы — пещера
  • Верх — низ

Группа №5

  • Бык (например, Баал) — корова (например, священное животное в индуизме)
  • Олень (например, Кернун) — лань (например, лань Артемиды)
  • Рога — нет пары
  • Медведь — нет пары
  • Нет пары — сова (Афина, Лилит, Нанна, Астарта и другие богини)
  • Змееборец (бог или герой) — змея, змей, рептилия, водное чудовище, дракон

Группа №6

  • Дерево — нет очевидной пары (возможно, плод дерева)
  • Менгир (каирн, тур) — дольмен
  • Колонна (стела) — вход в храм
  • Джед — анх
  • Лингам — йони
  • Идолы (болваны, истуканы) — нет пары (возможно круг капища)
  • Боевая дубина (палица), меч, копьё, боевой молот — нет пары (возможно, щит)
  • Лабрис — лабиринт
  • Кузнечный молот — наковальня

Группа №7

  • Черта — замкнутая фигура, с пустотой внутри (круг, ромб, овал)
  • Единица — ноль
  • Нет очевидной пары — спираль (змея, схожесть с кругом)

Группа №8

  • Пестик — ступка
  • Хлеб (кулич) — нет очевидной пары (возможно, круглая посуда)
  • Колос — серп
  • Нет пары (возможно, хлеб) — круглая посуда (кувшины, миски, чашки)

Можно привести и другие пары. Но для понимания структуры и принципа «работы» данного языка этих пар вполне хватит.

Эти пары символов пронизаны сквозной ассоциативной связью. Например, отец — это творец души (ребёнка). Светлый день, когда светит солнце, — это время применения его силы на охоте. Он крупный и высокий как гора, которая устремлена в небо. Выше, чем мать. Он сильный как бык, быстрый как олень, страшный как медведь. Его инструменты — дубина, молот, топор и копьё. Он подобен твердому и прямому стволу дерева или столбу.

Мать даёт тело ребёнку. Она является мягкой и влажной утробой, как пещера внутри горы. Как земля для растений, по которой пресмыкаются змеи и другие рептилии. Как водная бездна. В полутьме пещеры она занимается хозяйством и детьми. Она округлая. Её время ночь (когда светит луна, летает и плачет сова), когда она (мать) соединяется с мужчиной (отцом). Он (отец) входит к ней (матери) как луч солнечного света во время солнцестояния «входит» во тьму дольмена (храма) через каменный вход, попадая на воду в бассейне внутреннего помещения (святая святых), озаряя всё внутреннее помещение лучами света из бассейна (внутреннее строение некоторых сохранившихся дольменов в Англии). Её инструмент — посуда и серп.

Развитие языка

Этот язык возник до письменности и ещё в дописьменнный период претерпел серьёзные изменения, которые связаны с религией. Этот язык был культовым и описывал создание мира. По аналогии с зачатием и рождением ребенка (новая жизнь) древние люди описывали создание мира как соединение мужского и женского первоначал. Соответственно религиозные обряды включали в себя соединение мужчины и женщины, которые отождествлялись с соответствующими первоначалами.

Можно предположить, что люди воспринимали эти два первоначала как некоторые абстрактные категории. Об этом может говорить схематичность культовых объектов (артефактов и храмов). Например, палеолитические Венеры имели отчетливо выраженные органы воспроизводства, а лиц не имели — голова, ноги и руки изображались исключительно схематично. Менгиры также являлись исключительно схематичными сооружениями.

Первое искажение

В дальнейшем параллельно шли несколько процессов, которые сказались на языке символов:

  • Обряд стал постепенно обмирщаться. Высокая религия стала приходить в упадок и люди начали использовать то, что раньше использовали для «богослужения» просто для удовольствия и развлечения. Шёл процесс профанации, деградации и опошления
  • Акцент переносился на женское начало, которое начало приобретать конкретные человеческие качества, переставая быть абстрактной категорией. Женские богини имели отдельные храмы, отдельные обряды (мистерии), которые становились все более оргиастическими
  • Люди пытались осмыслить деградацию, обмирщение и гипертрофию женского начала. Приходили к выводу, что это плохо. В этом стали обвинять женское первоначало. Поэтому женские богини всё чаще становились «злыми» персонажами мифов (Порочная и жестокая Иннана (в мифе о Гильгамеше), Кровожадные убийцы Астарта и Кали-Ма, злая змеюка Тиамат, злокозненная Гера)

Результатом этих процессов стал сначала стереотеизм (Бог-Отец взаимодействует с (богиней) Великой Матерью для создания мира), а потом и политеизм (когда локальные стереотеистические персонификации размножились и наложились друг на друга в империоподобных обществах Египта, Месопотамии, Греции и др.).

Возможно, во времена акцентирования женского начала и одновременного его нравственного осуждения, возникли следующие символьные пары (также соответствующие мужскому и женскому) как осознание происходящих в религии и культуре процессов:

  • Активность — пассивность
  • Величие — ничтожество
  • Воздержание — похоть
  • Трезвость — опьянение
  • Простота — излишество
  • Радость — печаль
  • Скромность — тщеславие
  • Аскетичность — жадность
  • Щедрость — стяжательство
  • Нет пары — изделия из золота и серебра, драгоценные камни (позднее деньги)
  • Духовное — материальное
  • Любовь — ненависть
  • Хорошо — плохо
  • Добро — зло

Таким образом, в ранее нейтральных сбалансированных парах появились сквозные морально-нравственные оценки. Баланс был нарушен. Так ночь, луна, тьма, хаос, бездна, змея, сова, черный цвет, пещеры, подземелья и т.п. стали ассоциироваться с чем-то плохим и злым. А богини становились всё более отрицательными, сюжетно «затягивая» за собой и мужские божества. Поэтому, например, Платон возмущался, что современная ему мифология развращает молодёжь и не даёт положительных образов богов и героев, на которых молодые люди могли бы равняться.

Гипертрофия женского начала, а также политеизм, дали эффект, который отразился в мифологии как оскопление верховного мужского божества. Этот мотив есть как в средиземноморской мифологии (оскопление Урана), так и в месопотамской (оскопление Ану), и в египетской (оскопление Сета). Оскопление осуществлялось серпом — символ луны, ночи, тьмы и т.д.

Имена Урана и Ану не только созвучны, но и символически тождественны. По всей видимости, они имеют значение: один, единственный. Ур-ана, Ану — один (единица) — ван (по-английски), уно (по-итальянский, по-испански), айнц (по-немецки), un (по-французски). При этом слово «ан» по-шумерски означает «небо». Возможно, единица — это черта, которая уходит или направлена в небо. В противоположность мужской «единице» можно привести, например древнее египетское божество первозданного океана Нун (не-ун — не единый, хаос, пустота, бездна, вода). Также не исключено, что имена месопотамских городов Ур и Урук каким-то образом связаны с богом, которого в Средиземноморье называли Ураном, либо прямой связью, либо народной этимологией.

У римлян имя Урана звучит как Целлум — целый, единый, абсолютный.

Таким образом, в оскоплении Ану, Урана или Целлума мы видим мотив вытеснения мужского первоначала из культуры и богослужения «тёмным» женским первоначалом, которое, напротив, набирает силу.

Возможно, придание ценностного, нравственно-морального сквозного смысла изначально нейтральным парам символов было первым значительным историческим искажением древнего языка символов.

Второе искажение

Когда характер языческого (политеистического) богослужения дошел до диких оргий в пьяном угаре (например, финикийцы стали использовать для «обрядов» более крепкое, чем пиво, вино), членовредительств (включая ритуальное оскопление) и жертвоприношений, благочестивые люди предприняли «реформу», которая заключалась в возврате к почитанию почти забытого Бога-Отца — Творца-Создателя мира, а также в полном забвении женского первоначала как «тёмного» земного оргиастического образа. Так появился монотеизм.

Монотеизм усилил ценностную морально-нравственную сквозную связь женских символов с тёмным злом, а мужских со светлым добром. Одновременно произошла путаница некоторых символов. Например, ранее положительный мужской символ огня был перенесен в «темную» область, чёрный цвет был перенесен из «темной» области в «светлую», а пещера стала атрибутом самых ревностных монотеистов (монахов-отшельников). «Мужские» рога языческих божеств стали символом сатаны — врага монотеистического Бога. Некоторые другие символы также были «спутаны» похожим образом.

Путаница значений символов

Огонь был атрибутом языческих культов, с которыми боролись монотеисты. В частности финикийцы предавали детей и стариков огню в честь Баала и Астарты. Поэтому в монотеистической картине мира огонь «перекочевал» в злую преисподнюю, ад (бывший Аид, который у греков был тёмным и сырым, без огня). Около этого же времени или позже «женские» по символике драконы, которые ранее были холодными водными чудовищами-рептилиями, научились вдруг плеваться «мужским» огнём. Классический дракон именуется змеем, обладает чешуёй рептилии, живёт в холодной и тёмной пещере и спит на золоте и драгоценных камнях, отобранных у преданных лютой смерти жертв. Всё это «женские»символы. А вот огонь драконов, рога и отчасти крылья — это уже больше «мужские» символы.

Одежды жрецов Баала и других языческих священников по всей Европе были белыми. Поэтому христианские священники и монахи выбрали своим цветом чёрный, как цвет «мужского» аскетизма. Монашеская традиция придала пещере оттенок благости и святости. Ранее пещера несла отчётливую символику женского первоначала как утробы матери-земли.

Перепутанные символы стали «всеядными» — они теперь используются как в положительном, так и в отрицательном виде. Адский огонь сосуществует с небесным огнём, который сопровождает явления монотеистического Бога и Его ангелов. Рога изображаются как у сатаны, так и у Моисея, величайшего из пророков Бога. Таких примеров можно привести много.

Необходимо понимать причины и суть этих двух глобальных искажений, чтобы «увидеть» древнейший язык символов в его первозданной чистоте и в его развитии в течение тысячелетий неприсьменной и письменной эпох человечества. Знание этого языка позволит лучше понимать образы древних мифов и сказаний, которые дошли до нас. Этот язык отличается исключительной поэтичностью и образностью, не даром большинство мифов и сказаний дошли до нас в стихотворной, поэтической форме гимнов и песен.  

Современное состояние

С некоторой натяжкой можно сказать, что этот древний язык, который теперь в основном располагается у нас в подсознании, продолжает развиваться (или деградировать). С одной стороны, путаница символов продолжает углубляться. Это видно, например, по символу дракона. Во многих современных «произведениях искусства» драконы наделяются добрыми качествами. Несмотря на свою многотысячелетнюю исключительно злую природу, они становятся положительными героями современной деградировавшей формы древнего храмого богослужения — мультипликации и кинематографа (вышли из древнего ритуального театра). Смерть как категория также наделяется положительной оценкой (Монстер Хай, мультфильмы про трупы, использование черепов и костей в детской моде). Пираты (воры и убийцы, агенты смерти, помеченные знаком черепа (мертвой головы)) наделяются ореолом романтики и веселого удовольствия от захватывающих развлекательных приключений. Зло выступает как добро, а добро наделяется злыми (плохими) качествами нетолерантности и деспотизма. 

С другой стороны, наблюдается новый виток забвения мужского первоначала Отца-Творца и гипертрофии женского первоначала, но уже не в виде женских богинь, а в виде идеологии городского атеистического материализма. Великая Мать-материя, посредством которой Отец-Творец создал мир, остывает от Его прикосновения, вытесняет Отца и превращается во всеобъемлющий абсолют, деспотично довлеющий над всем, не терпящий себе альтернативы. При этом женское материальное первоначало, которое не уравновешивается и не сдерживается мужским духовным первоначалом, затягивает мир в покой смерти, тьмы, небытия, пустоты, мрака, бездны и хаоса. Как Тиамат, которая хочет уничтожить своих назойливых и беспокойных детей-богов. Как Гея, которая тяготится любвеобилием Урана, за что последний и подвергся оскоплению. Сотворенный изначально сбалансированный мир, сегодня лишен баланса мужского и женского начал, и всё больше «заваливается» в «женский» хаос небытия.

Все эти процессы мы можем осознать, только поняв древнейший язык символов, который использовали наши великие предки и который находится сегодня у нас глубоко в подсознании, выходя наружу только в виде непонятных для большинства людей основательно забытых архетипов.

Оставьте комментарий

Войти с помощью: