Письмо инсайдера своему сыну. Успех длиною в четыре тысячи лет

Текст письма представителя древнейшей финикийской торговой фамилии своему сыну. Перевод с английского

Здравствуй, мой мальчик!

Тебе, мой сын, я хочу рассказать подлинную историю нашей семьи, чтобы ты хорошо понимал, кто ты и какое дело тебе предстоит вершить. Ты уже знаешь, что мы входим в небольшое число тех, кого с гордостью можно назвать хозяевами этого мира. Но ты должен знать и то, что этот статус не является какой-то случайностью, а стал результатом благоволения богов и той работы, которую проделали наши предки не за какие-нибудь 100 или 200 лет… Нет! Ни много ни мало более чем четыре тысячи лет длится наш путь. И вот, подошвы твоей обуви уже коснулись этой дороги, сын мой. Но, обо всём по порядку.

Я не буду утомлять тебя бесчисленными именами наших пращуров — только одно перечисление их займёт месяцы. Я расскажу тебе лишь самую суть нашей истории, нашего настоящего и того, что ждёт нас в будущем. Если что-то тебе будет особенно интересно, ты всегда можешь заняться собственными исследованиями, используя нашу генеалогическую базу данных и обширнейшею семейную библиотеку, включая уже достаточно массивную электронную её часть.

Гебал

Итак, путь нашего рода начался около четырех тысяч лет назад в городе Гебале, названом в честь Баала. Из уроков истории ты знаешь этот город под именем Библ. Забавно то, что авраамические священные тексты сегодня называются в том числе Библией, в которой Баал порицается. Библия получила свое название именно от города Библ, то есть посвященного Баалу Гебала. Дело в том, что через этот город греки покупали у нас папирус, который называли вслед за городом словом «библос». Книги стали именоваться как и папирус, на котором были написаны до появления бумаги. Так авраамические тексты вслед за греками стали именоваться Библией.

Торговля — наша стихия, а в Гебале мы находились на самом острие торговли. Через Гебал торговали Крит, Тир (Санторини), Египет, Эбла. Мы почитали богов и наш бизнес был успешным.

Хоть город и был защищён с запада морем, а с востока горами, всё же находились силы, которые иногда нападали и грабили нас. Каждый раз мы отстраивали город заново и восстанавливали торговлю, но в такие тяжелые времена мы завидовали богатому Тиру (Санторини). Это был такой же торговый город, но находился он на неприступном острове, до которого не добирались жадные руки варваров.

Тир (Санторини)

Люди не могли разрушить величественный Тир, но его разрушили боги. На этом острове-порте произошло извержение вулкана такой силы, что поднялись 200 метровые волны, которые дошли до Крита и уничтожили весь его флот. А пепел от вулкана засыпал поля Египта так, что случился страшный голод. Мы в Гебале видели огненный столб в небе на горизонтом там, где погибал Тир.

  

Некоторые поговаривали, что тирцы увлеклись жертвоприношениями и разгневали богов слишком большой кровью и грязным развратом пьяных оргий. Якобы там приносили в жертву слишком много молодежи и детей — гораздо больше, чем это делали мы в Ханаане. А другие говорили, наоборот, что Баал и Бэлит получали недостаточно жертв и поэтому решили взять себе сами с помощью подземного огня столько, сколько им было надо. Третьи говорили, что сам Создатель Эль покарал их за зло и разврат.

Так или иначе, город сначала был поглощён огнём, а потом то, что осталось ушло под воду. Поскольку огонь — это стихия Баала, а водная бездна — это область Бэлит, то сомнений в причастности богов к катастрофе ни у кого не было. Ужас этого события, как ты знаешь, был описан Платоном в легенде об Атлантиде.

Те немногие тирцы, кто остались в живых после этого кошмара, разбрелись по другим портовым городам. Часть из них перебрались в наш Гебал и попросили помочь основать новый торговый порт в обмен на их хитрую науку кораблестроения, мореплавания и навигации. Мы согласились и воздвигли вместе с ними новый город, который также назвали Тир. Ради безопасности новый Тир мы тоже сделали островом южнее от Гебала и на значительном отдалении от ханаанского побережья. Но этот город, конечно, уже был во много раз меньше, чем Тир-Санторини. 

Мы хорошо понимали, что новый Тир затмит другие города Ханаана и с тех пор главные семьи нашего рода перебрались туда. И правильно сделали. Богатый ханаанский порт Сидон, который располагался на побережье между Гебалом и Тиром, был разрушен филистимлянами, которые бежали из прибрежных районов Анатолии от разорений Троянской войны. Многие сидоняне влились в наше общество и Тир стал самым могущественным (а благодаря островному положению и самым безопасным) торговым портом.

Именно из Тира мы продавали евреям дерево для постройки их Первого храма. Евреи, правда, почитали не Баала, а его отца Эля (Яхве), а свою Бэлит они вообще предали забвению, запретили жертвоприношения человеческой плоти и жертвенные оргии. Но они хорошо платили, поэтому мы их сильно не осуждали. Тем более, что евреи были крайне агрессивны и обладали солидной военной мощью. Поэтому в вопросах богословия мы с ними предпочитали не спорить.

Несмотря на относительную безопасность островного Тира, мы ощущали, что Ханаан становится беспокойным, а торговля приносит всё меньше выгоды. Филистимляне и евреи боролись друг против друга и внутри себя. Вдобавок в Ханаан с востока вторглись войска Ассирийской империи, которая подминала под себя всё новые и новые территории.

Карфаген

К тому моменту, благодаря искусству кораблестроения и навигации, которое нам передали тирцы и которое было нами развито ещё больше, мы уже охватили сетью торговых портов Средиземное море и присматривали себе новое удобное и безопасное пристанище. Им стал Карфаген. Он находился в центре наших портовых колоний.

  

Наши порты в Средиземном море в основном располагались по северному побережью Африки, южному побережью Испании, на Корсике, Сицилии и Мальте. На юге, в Африке, не было силы, которая могла угрожать нашему господству. А на севере от Карфагена через море постепенно росло могущество Рима.

Греко-персидские «разборки», а также создание и развал империи Александра Македонского не угрожали нашему средиземноморскому владычеству. Александр, правда, захватил Сидон, Тир и другие города и  намеревался напасть на Карфаген, но мы смогли организовать его отравление в Вавилоне. А Рим, увеличивая своё влияние на Апеннинском полуострове, вступил с нами в соприкосновение на Сицилии и стал нашим смертельным врагом. Пуэни — так нас называли римляне. Слово «пуэни» и слово «феникс» или «финик» в латинском языке — почти одинаковые слова. Поэтому Финикийские войны называются Пуническими.

Римляне демонстрировали превосходный боевой дух, а их полководцы не поддавались подкупу. Там, где наши наёмники отказывались сражаться, римляне бились как бешеные звери. Нам приходилось воевать на выживание, так как с римлянами мы никогда не смогли бы договориться по многим причинам.

Во-первых, мы имели абсолютно различное происхождение. Мы происходили из Месопотамии, и были семитами, они же — из глубины Евразии и были индоевропейцами.

Во-вторых, они ненавидели и боялись нашу религию. Они не понимали и, как и евреи, осуждали наши обряды. Мы приносили в жертву богам детей. Им было не понять нашего благочестия. Кроме того, мы просто вынуждены были ещё и контролировать свою рождаемость. Наши порты были закрытыми ограниченными анклавами, которые мы не развивали в глубь колониальных территорий. Поэтому мы старались не увеличивать нашу численность и даже избыток беднейшего населения отсылали в дальние колонии или за пределы нашей империи, дабы не случалось бунтов. Римлянам, экспансия которых была постоянным процессом и ничем внутри не сдерживалась, нас было не понять.

Римляне поклонялись Баалу с именем Юпитера, но имели крайне обширный политеизм. Быстро подключая в свою орбиту всё новые города и территории они принимали новые имена богов и культы, поэтому римский пантеон был обширным и пёстрым. Но их культы были лишены человеческих жертв и оргий. Последние если объявлялись где-то, как, например, культ Либера и Либерии, то запрещались Сенатом.

Только когда наш полководец Ганибал (имя переводится как дар Баала) из Нового Карфагена (Испания) со своим войском перевалил Альпы и топтал Апеннины, там появилось подобающие обряды, которые потом, подкрепленные культом греческого Дионисия, развились в культ Бахуса (измененное имя Баала). Гладиаторские бои были привиты римлянам тоже именно во время войн с нами.

Но, увы, в более чем столетнем противостоянии мы потерпели поражение. Наш Карфаген был сожжен до основания, вспахан и посыпан солью, чтобы там никогда ничего больше не выросло. Так сильно римляне ненавидели нас… Наши колонии стали римскими территориями и нам пришлось искать себе место в чужой реальности.

Римская империя

Рим продолжал развиваться и становился огромной империей, в которой уживались друг с другом представители разных народов. Мы старались не растворяться в нём и занимались привычным делом — морской торговлей.

Поглотив слишком много территорий с очень разношёрстным населением, Рим на наших глазах терял свою религиозную наивность. Жертвоприношения Баалу у Бэлит им удалось пресечь на Апеннинах, но оргиастические формы все больше привлекали римлян. Бахус-Баал стал одним из любимых богов римских аристократов. В результате Рим получил Калигулу, Нерона и Мессалину.

Вспышкой надежды для нас было короткое (к сожалению) правление Гелиогабала (Солнечного Баала), который путём династических перипетий, являясь нашим дальним родичем из Ханаана, стал императором. Он по своей молодости слишком резко начал вводить финикийские культы, за что поплатился и был убит. Мы просто не успели организовать ему действенную поддержку.

Мы пытались влиять на политику Рима, поддерживали разные противоборствующие силы, но вернуть прежние власть и влияние не могли, довольствуясь третьими ролями либо вовсе позицией пассивных наблюдателей. Чудом мы смогли сохранить наш род и преемственность поколений.

Но Рим не вечен. Он поглотил больше территорий, чем смог переварить. Пережив свой расцвет, он стал увядать. В суматохе распада империи и борющихся друг против друга солдат-императоров мы пытались найти тех, на кого могли бы опереться. Но старания были тщетны с одной стороны, а с другой — появлялась до тех пор неведомая нам сила — христианство, с которой мы тогда просто не понимали, как строить отношения. Она была также воинственна, как евреи, и также ненавидела нашу культуру.

Но если иудеи были нейтрализованы и деморализованы, то христиане набирали силу с каждым десятилетием. И вот уже за крепость Рима боролись два императора — один под надёжной защитой городских стен приносил по нашему обычаю в жертву детей, а другой, начертав на щитах своего немногочисленного войска имя Христа (сына иудейского Эля), штурмовал город. Победил второй, перенес столицу в Византий и положил начало христианской римской империи.

Твоё посвящение состоится в ближайшее время и ты всё узнаешь подробно. Пока я очень схематично поясню, на чём основываются различия между нашим миропониманием и традицией тех, кто исповедует авраамические религии.

Забвение Бэлит

Мы почитаем Баала и Бэлит. Баал и Бэлит — это не имена, а больше эпитеты как Господин и Госпожа. Но эти эпитеты в то же время включают в себя и имена. Так, Баал включает в себя имя бога создателя Ал (Эль, Иль, Элоах, Илу). Город Вавилон (Бабили), с которым мы торговали на заре юности нашего рода, тоже назван в честь Баала.

Наши очень древние предки изображали Бэлит в виде палеолитических Венер, а одним из самых распространенных изображений Эля помимо фаллической символики был бык, которого выбрали за его огромный размер и большую половую потенцию. Рога были атрибутом божественности с древнейших времен и поэтому наши статуи Баала, сына Эля, тоже имели бычьи головы или рога. Само слово Баал также обозначает и быка. Сравни звучание слов Баал, bull (бул — бык по-английски), вол — люди до сих пор не подозревают, что говорят на разных диалектах одного и того же языка. Рога бога перешли и к Бэлит, так как, если отец является быком, то мать является коровой.

Знаменитый миф о Минотавре на самом деле описывает обряд жертвоприношения людей на Крите жрецами Баала, которые одевали головы принесенных в жертву быков.

В Баале мы чтили хозяина мира, сына Эля, который создал мир с помощью Бэлит так, как муж создаёт дитя (новую жизнь) с помощью жены. Поэтому Бэлит мы чтим как Мать всего, и в том числе как нашу собственную мать. Слово материя, то из чего создан наш мир, происходит от слова мать. Поэтому всё материальное в этом мире для нас так важно и имеет прямое отношение к Бэлит.

Баал владеет миром по праву победителя богов. В некоторых наших городах Баал даже стал восприниматься не сыном Эля, а самим Творцом мира.

Баал — это огонь и солнечный свет. Он с нами общается духовно. Бэлит же — это вода, земля и всё, с чем мы соприкасаемся в этом мире, поэтому она очень близко и всегда находится с нами.

Принципиальное расхождение у нас с иудеями (а потом и христианами, и мусульманами) заключается в том, что они почитают Эля (Ил, Илу, Элохим, Ал, Аллах), а жена Бэлит, а также все дочери и сыновья Эля и Бэлит удалены из богослужения. Евреев не устраивали наши ритуалы и обычаи. Женское глубинное необузданное начало Бэлит они отвергли полностью. Действительно, в древних месопотамских мифах её образ несколько нелицеприятный и кровожадный (Бэлит-Иннана (Мама) и Гильгамеш, Бэлит-Тиамат (Мать) и Мардук и другие сказания). И вот они решили придать Бэлит забвению. Не упоминать её нигде, как будто её и никогда не существовало, забыть её полностью и таким образом ослабить её душу и уничтожить её. Но это у них не получится. Мы её помним.

Отношение аврамических религий к Бэлит объясняет библейское сказание о грехопадении Адама и Евы. Где Ева (женское начало) искушается змеем, а затем искушает Адама (мужское начало). В Месопотамии во времена государства Аккад незадолго до выхода Аврама (впоследствии Авраама) из Ура Бэлит называли именем Царпанит или Сарпанита. Несложно понять, кого имели в виду под змеем евреи, если змея, например, на латинском языке звучит «серпенс» (serpens), а на древнем греческом языке «(с)эрпетон» (herpetón). Моисей писал на нашем языке (иврита тогда ещё не было), но он употребил не финикийское слово «нун», а имя Бэлит. Также не стоит забывать, что шумерская Тиамат (Мать) именно в виде огромного морского чудовища-змея ведёт борьбу с Мардуком. Таким образом на обезличенное и разделенное женское начало в лице змеи и Евы было возложено бремя вины и греха.

Однако, несмотря на все старания, обряды нашего почитания Баала и Бэлит периодически пробивалась и у евреев. Так было, когда Авраам хотел принести в жертву Исаака. Так было с Золотым тельцом (Баалом-Мардуком), когда Моисей слишком надолго ушёл на гору Синай. Так было, когда Иеффай принес в жертву свою дочь. Так было, когда Соломон очарованной одной из своих жён построил жертвенник Баалу. Несмотря на эти и другие вспышки иудаизм как поклонение Отцу-Творцу Элю (Яхве) у евреев оформился, укрепился и восторжествовал.

Если евреи верили свою веру внутри своего народа на своей земле и не навязывали себя никому, то христиане возомнили, что весь мир должен смотреть в небо их глазами. Христиане, правда, по сравнению с иудеями в некоторой степени возвращали Бэлит в виде Богородицы, но на различия между нашими взглядами это никак принципиально не повлияло.

Венеция

Вернемся к истории. И вот император, покровительствовавший христианам, прочно занял место правителя римлян и древнее языческое и политеистическое культовое многоголосие начало уходить в прошлое. В этих условиях мы занялись тем, что мы умеем делать лучше всего — торговать, ожидая момента, когда мы снова сможем вернуть себе политическую и духовную власть.

В разных городах Римской империи, а затем и Византийской империи мы вели успешную деятельность. Но самой многообещающей точкой приложения нашей силы стала Венеция. Она нам напоминала островные Тир старый и Тир новый, а также выступающие в море Гебал и Карфаген. Венеция походила на эти города тем, что была надёжно защищена водой, находясь на насыпных островах.

Наша торговля шла очень хорошо, а мир авраамического монотеизма к тому времени уже основательно запутался в своих трех соснах. Возникший в Аравии ислам давил на христианство в Византии, и постепенно отвоевывал бывшие наши колонии в Северной Африке и Испании. Западное христианство посылало волны рыцарей-оборванцев в Ханаан, чтобы закрепиться там политически и экономически. Все эти толпы топтались по нашим землям, обильно поливая её кровью, и основательно затаптывали следы нашей древней культуры, навязывая всему миру безальтернативность монотеизма (религии без Бэлит). Но, поскольку все эти монотеисты были чрезвычайно разобщены и отчаянно воевали друг с другом, нам представилась возможность начать процесс возвращения политической и духовной власти.

Первый удар мы нанесли по Византии. Мы подкупили крестоносцев и дали им свои корабли, чтобы атаковать Константинополь, который был ими основательно разграблен. Константинополь оправился, но рана, которая была нанесена Византии, оказалась смертельной. Ослабленная Восточная Римская империя была завоёвана мусульманами, которые своими пиратами и своей собственной торговлей перекрыли нам Средиземное море.

Нидерланды

Нам пришлось собирать пожитки и идти на север по крепким и широким дорогам, которые римляне проложили ещё во времена мощи своей обширной империи. Многие наши родичи осели в Германии ещё раньше. В безопасной горной Швейцарии мы оставили львиную долю накопленных капиталов, а остальное вложили в Северную Германию и Нидерланды. 

В это время в мире происходило много важного и интересного. От семей нашего рода, которые базировались в Испании и Португалии, мы узнали о старте выгодной работорговли африканцами и об открытии морского пути в Индию и Америку. Мы узнали о том, что испанские католики, отвоевав Пиренейский полуостров у мусульман, решили изгнать оттуда всех им неугодных (мусульман и евреев, которые жили там к тому времени столетиями). И это оказалось нам очень на руку.

Вслед за Испанией арабов-мусульман и евреев-иудеев стали гонять по Европе все правители, которые мнили себя христианами. Северная Германия и Нидерланды оказались самым безопасным местом. Более того, Голландия успешно осваивала колониальную морскую торговлю, что было для нас обычным и знакомым делом. И мы на некоторое время нашли себе приложение именно в Нидерландах, которые также напоминали нам родные Тир, Гебал и Карфаген, а также римскую Венецию. Нидерланды также стояли на насыпных островах.

С некоторыми гонимыми по Европе и уже основательно озлобленными к тому времени иудеями мы вступили во взаимодействие и смогли вновь пробудить в них интерес к той культуре, которую они давным давно забыли. Результатом стало набирающее силу ответвление иудаизма под названием каббала, в которой изгнанная в традиционном иудаизме Бэлит возвращалась в образе Лилит.

К тому времени европейское христианство уже набрало достаточно противоречий и нерешенных проблем, с помощью которых можно было запустить процесс кардинальной дехристианизации мира. Христиане были крайне агрессивны и опасны — в особенности военная аристократия и поддерживающие их духовное сословие. Аристократы выясняли отношения друг с другом с таким остервенением, что это вредило международной торговле, на которой мы зарабатывали свои средства. Христианское духовенство воспитывало народ в скромности и воздержании, что не давало развиваться нашим торговым рынкам.

Поэтому семьи нашего рода объединились с другими антихристианскими силами — обиженными на европейские гонения и притеснения евреями, с мусульманами, с многочисленными христианскими сектантами, а также с европейским аристократами, которые не хотели подчиняться римскому папе.

Всю нашу разношерстную публику надо было объединить какой-то организацией. Форму такой организации мы позаимствовали у гильдий английских средневековых каменщиков (по-английски «масонов») строителей крупных христианских храмовых комплексов в Европе. Формат был удобен скрытностью, эклектичными псевдорелигиозными ритуалами, сетевым характером и жесткой информационной, а также управленческой иерархией. Некоторые из этих создаваемых групп внутри организации баловались оккультизмом и почитанием нашего Баала в виде антихристианского сатаны. Но нас это мало волновало. Тем крепче они связывали себя с организацией и тем в более глубоком подполье они находились.

Некоторые из этих организаций в знак принадлежности к культу Баала приняли в качестве официальной символики сову — спутницу Бэлит-Иштар и Бэлит-Астарты. Так, например, сова Иштар была символом Ордена баварских иллюминатов, а жертвенные культы американской Богемской рощи отправлялись перед 10-ти метровым мегалитом в форме совы Иштар.

С помощью этой сетевой организации мы начали строить новый счастливый справедливый открытый мир добра и торговли без границ, без ложных идеологий, без монотеистических предрассудков и религиозной агрессии.

Процесс формирования этого нового мира был запущен нами в Нидерландах. Мы использовали множественные и глубочайшие противоречия аврамических религий. Эти противоречия располагались как между этими религиями, так и внутри их самих.

Движение за чистоту веры и освобождение от власти дискредитировавших себя морально римских пап вылилось в реформацию и протестантизм. Сторонники реформации были усилены моральной и финансовой поддержкой со стороны наших и некоторых богатых еврейских семей, которые одобряли, например, протестантское иконоборчество. Иудаизм запрещает изображать Творца, так как изначально иудаизм боялся возвращения к нашей фаллической стереотеистической (Отец-Мать) иконографии, а следом за ней и возвращения к культам Баала и Бэлит. При этом иудеи уже давно забыли причину запрета, но сам запрет чтили неукоснительно. То же можно сказать и о мусульманах, которые также жарко поддержали протестантское иконоборчество. Поэтому первая торгово-буржуазная революция с нашей лёгкой руки была организована в напичканных приотестантами и масонами торговых Нидерландах и началась именно с иконоборчества и погрома католических храмов.

Ослабленная противоборством с Англией католическая Испания, которой принадлежали Нидерланды, не смогла подавить мятеж. Началась долгая Тридцатилетняя война, в которую ринулись выяснять отношения все европейские христианские страны.

Миллионы европейцев были перемолоты в этой войне. Наша антиавраамическая политика демонстрировала блестящие результаты: христиане убивали христиан, а иудеи и мусульмане участвовали в этой бойне своими ресурсами. Месть за забвение Бэлит начала свершаться. 

После долгих лет войны нам удалось оторвать протестантизированные Нидерланды от католической Испании, установить там наше правление через Генеральные штаты, также как мы когда-то правили Венецией с помощью Большого совета. В качестве ширмовых аристократических правителей мы поставили послушную нам семью немецких протестантов Оранских.

Оранские так хорошо себя зарекомендовали, что, когда мы укрепили свои позиции в Англии, мы с помощью Славной революции поставили Оранских ширмовыми правителями и Англии тоже.

Англия

Но Англию мы начали осваивать ещё раньше. Ведь Голландия в международной торговле начала уступать Англии, которая побеждала Испанию и становилась самой мощной морской державой в мире. Ещё тогда мы поняли, что нужно будет со временем перебираться на Британские острова, которые представляли собой прекрасную основу для портового центра мировой морской торговли.

Там почва давно была подготовлена их местным протестантизмом (англиканством) как ослаблением христианской церкви, особенно после правления женоубийцы Генриха XVIII, который продал секуляризованное церковное имущество зажиточным англичанам, начав формировать так необходимый нам везде класс торговой буржуазии.

В Англии не было наших союзников богатых евреев, так как всех евреев ещё при Эдуарде I изгнали оттуда подчистую. Дело в том, что мы там подпольно отправляли культы Бэлит. Об этом стало известно, но нам удалось всё свалить на евреев. Тоже семиты. Никто разбираться не стал. Их всех прогнали. Но в Англии были у нас и другие союзники — джентри, которые разбогатели на тёмных делах, в том числе на пиратстве и трансатлантической работорговле. И теперь они жаждали свою экономическую силу превратить в политическую. С ними мы сделали буржуазную революцию и отрубили первую голову официальному народному правителю, под одобрительные возгласы так ничего и не понявшего народа.

В наших руках были теперь и Голландия, и Англия. Но в этих мощных торговых государствах мы были вынуждены драпировать свою власть под ширмой конституционных монархий. Иначе народ бы не принял наш новый порядок. Одновременно нам нужно было начать заниматься массовой педагогикой, чтобы приучить широкие народные массы жить без военно-политической аристократии и политически активного духовенства, которые сдерживали наше восхождение. Для этого нам нужно было показать миру, что государство без аристократии и духовенства — это не утопия.

США

Полем экспериментов мы выбрали нашу (английскую) колонию в Северной Америке. Задача упрощалась тем, что туда съехались протестанты, которых отучать от духовенства уже не надо было. А от аристократии мы их отучили в два этапа.

Сначала через низовые масонские организации (в основном через «Сынов свободы») мы запустили антианглийский мятеж против власти нашего ширмового английского короля. А с помощью братьев-масонов в средних и высших чинах армии и политической власти мы обеспечили победу этого партизанского мятежа над организованными силами мощнейшей на тот момент армии в мире. Крови с обеих сторон пролилось много. Так состоялось обильное жертвоприношение, которое должно было умилостивить Баала и Бэлит и благословить наше благородное начинание. 

Вторым этапом стала Гражданская война Севера и Юга в США, в которой были уничтожены крупные земельные собственники Юга, которые могли стать основой для формирования нового военно-аристократического класса феодального типа.

Результатом стало создание первого в мире государства без аристократического правителя, военной аристократии и политически активного духовенства. Так мы получили возможность обустроить со временем себе новый портовый остров, который превосходил своими размерами и порты Ханаана, и Венецию, и Голландию, и Англию вместе взятые. Со временем США стали той точкой опоры, с помощью которой мы «подняли» весь мир. Символом США мы потом сделали образ Бэлит в Статуе свободы — свободы от авраамических религий.

Тем временем в Европе крепла и ширилась наша масонская сеть, а христианство постепенно теряло свои позиции. Мы видели перед собой цель в том, чтобы постепенно в течении нескольких поколений из христиан сделать протестантов, а потом из протестантов сделать материалистов.  Дело в том, что материализм — это религия, которая является плебейской формой нашей собственной религии Баала и Бэлит. Материализм воспевает Мать-Материю Бэлит, которая представляет собой всё осязаемое бытие — материальный мир. 

Именно через материализм мы позволяем людям, которые давно отошли от нашей религии, вновь вернуться к почитанию Великой Матери-Материи Бэлит. Люди движутся в этом направлении, сами не подозревая этого. Именно поэтому символом нашей новой буржуазной революции во Франции была молодая женщина с обнаженной грудью. Как и Статуя свободы, это Мать-Материя Бэлит, у которой много имён, но единая сущность.

Франция

После Войны за независимость США нашей следующей мишенью стала католическая Франция.

Во Франции, понимая, что христианские традиции у народа были исключительно глубокими и мощными (начиная с римского населения государства Сиагрия и крещения франков Меровингов), мы сначала планировали установить конституционную монархию. Монархия — более привычная форма правления для людей. А конституционный характер этой монархии позволял бы нам управлять страной через торгово-буржуазный парламент, который в свою очередь легко управляется деньгами. Деньги стали нашим практически неограниченным ресурсом с тех времен, когда мы смогли вернуть себе большую часть мировой морской торговли. Так мы намеревались плавно осуществить переход католиков в протестантизм, а затем в материализм.

Нашему первоначальному плану помешали обстоятельства. Наши горячие братья на низовом масонском уровне и люди, воспламененные их идеологией были настолько возбуждены, что вышли из-под контроля нашего английского центра. Поэтому после попытки арестованного короля Людовика XVI сбежать из Франции, мы не смогли уже предотвратить его казни. Голова второго народного правителя покатилась с народно-буржуазной плахи.

Новая высокая технология гильотины позволила за короткий срок обеспечить обильнейшее жертвоприношение сопротивляющихся нам аристократов, представителей духовенства и сочувствующих им католиков французов. Такой спонтанный кровавый революционный террор хоть и не входил в наши планы изначально, тем не менее был нам выгоден. Ведь в этой гражданской войне массово умирали католики также, как это было во время Тридцатилетней войны в Германии.

Чтобы обуздать народную стихию и восстановить управление мы вынуждены были прибегнуть к верному древнему средству. Только славный воин-правитель, который опирается на свою боевую дружину, может обуздать разбушевавшуюся народную стихию. Люди склонны доверять таким личностям и идти за ними, так как это соответствует древнейшему политическому архетипу народного правителя-защитника. Так мы поступили во время английской революции с Кромвелем. Также мы поступили и во Франции с Наполеоном, который понимал, что фактически был нанят сделать дело, но вполне соглашался со своей ролью. Он нам импонировал и своим происхождением. От него веяло Корсикой — одной из наших древнейших средиземноморских колоний.

Наполеон как и Кромвель оказался трудным партнером. Как и Кромвель он скоро затеял свою игру. Старался перетянуть на свою сторону нашу масонскую сеть, пытаясь увеличить свой вес с помощью мистических артефактов, которые были захвачены в его египетской авантюре. Убил принца Энгиенского, понимая, что мы его готовим как будущего конституционного монарха для Франции. Однако, нам в общем и целом удавалось держать этого волкодава в загоне нашей политики. Мы направили его неуёмную энергию на переформатирование европейских государств на протестантский лад путём Наполеоновских войн. Война была его стихией. Это было то, что у него получается лучше всего.

Россия

Нам важно было деморализовать европейское католическое сопротивление и собрать достаточно сил, чтобы также переформатировать и православную Россию, процесс протестантизации которой шёл крайне медленно и стопорился на уровне развращенной европеизированной элитки.

Ранее, после того как мы через своих агентов вытравили ядами абсолютно независимых от нас Рюриковичей (мы безуспешно пытались пролезть к ним через ересь жидовствующих) нам без труда удалось договориться с романовской верхушкой (благодаря петровским преобразованиям), но заставить их послушно работать в нашем русле мы никак не могли. Они упрямо гнули свою линию или спускали на тормозах те проекты, под которые мы выделяли значительные ресурсы через свою агентуру. Ничего не оставалось, как военной силой установить более послушное нам управление в России для дальнейшей дехристианизации и подключения российских ресурсов к нашим торговым рынкам.

К сожалению, Наполеон как инструмент о Россию сломался. Слишком глубокий географический эшелон обороны позволил русским вымотать, истощить и обратить в бегство бравых европейских вояк славной наполеоновской армии.

Но на тот момент нас вполне удовлетворял результат. После Наполеоновских войн мы так или иначе получили почти всю Европу, которая была уже окончательно приведена в нужное состояние позднее путём Весны народов. Для борьбы с Россией нам потребовалось накопить силы, ресурсы и подготовить человеческий материал.

Непосредственно перед Французской революцией мы заполучили в свои ряды очень полезных и талантливых исполнителей, которые готовы были трудиться на достижение наших целей на фронте такой важной и ещё только развивавшейся тогда области как международные финансы. Через немецкого аристократа протестанта в ряды нашей масонской организации влилась очень примечательная семья франкфуртских евреев Ротшильдов, глава которой служил у этого немецкого аристократа финансовым управляющим. Они с помощью родственных им семей Шиффов и Варбургов смогли создать мощную международную финансовую систему глобального ростовщичества, формирования и перемещения необходимых финансовых средств. Эта система работает до сих пор на благо нашего дела.

Через эти семьи мы смогли аккумулировать и направить необходимые финансовые средства на создание антироссийских революционных обществ, которые смогли сделать то, что не удалось Наполеону и декабристам. Они смогли опрокинуть Россию.

К тому моменту одним из представителей щедро питаемой нами армии европейских журналистов была подведена научная база под идеологию материализма. Обиженный на весь мир, чрезвычайно талантливый отпрыск древней семьи раввинов Карл Маркс обосновал необходимость отхода от ложной категории авраамического Бога и посвящении человеческого бытия исключительно осязаемому миру Бэлит.

Именно энергиями Бэлит питались те, кто смог ввергнуть Россию в бездну преобразований. Мы планировали, что дело пойдёт как в Англии или во Франции, где, теряя иногда контроль, мы неизменно восстанавливали управление. В России мы контроль потеряли достаточно быстро и восстановить его так и не смогли. Внешне восприняв сконструированную нами для них идеологию, внутренне русские остались непонятным образом верны своим глубинным архетипам. Возможно, сказывалась древняя общеиндоевропейская традиция почитания Отца-Творца (Дьяус Пита (арии), Юпитер (латины), Тьянь-ди (жун)).  Они отторгали наши внешние идеологические программы, развивая свои независимые философско-квазирелигиозные их модификации. В результате, пройдя через кровавую гражданскую войну, Россия смогла восстановиться, оставаясь независимой от нашего прямого влияния.

Во главе России встал человек масштаба Кромвеля или Наполеона, но, в отличии от последних, абсолютно независимый от нас и ориентированный на воссоздание разрушенного нами государства. Одним из важных направлений его деятельности было выявление и нейтрализация наших агентов, которых после русских революций во власти было в избытке. Эта деятельность была настолько успешной, что мы практически не успевали их использовать по назначению.

Этот правитель по имени Иосиф (названный в честь Иосифа, правителя Египта) начал эффективно эксплуатировать народный архетип воина-правителя, который опирается на вновь формируемую аристократию и идеологическое квазидуховенство. Мы опять получали мощную неподконтрольную огромную евразийскую державу.

Германия

Тогда мы решили осуществить еще один подобный наполеоновскому общеевропейский бросок на Россию. В этот раз мы готовили этот бросок более тщательно.

С помощью нашей сети полумасонских оккультных организаций в Германии мы подыскали человека на роль немецкого воина-правителя, который, опираясь на созданную нами же для него военную аристократию, сможет повести за собой массы. Мы создали для него организацию, которую обеспечили финансированием и возможностью прийти к власти.

После этого с помощью международной финансовой сети, которую создали Ротшильды-Шифы-Варбурги мы осуществили переброску очень значительных финансовых средств из США в Германию. Финансовые потери США были настолько существенные, что там разразилась Великая депрессия. Американцы умирали от голода, а по другую сторону Атлантики экономически расцветала Германия, которая должна была обеспечить такую военную мощь, которая сможет разрезать глубокую оборону России как нож масло.

Однако бросок провалился и не достиг своей цели. Россия, оценив ситуацию, смогла загодя подготовиться и отбить удар. Война и поражение от России опять значительно ослабили Европу. 

Смирившись с тем, что военным путём мы не можем подчинить Россию, мы вернулись к старой тактике воздействия на политическую элиту, используя при этом новые возможности пропагандистского воздействия на широкие массы населения России с помощью новых информационных технологий (телевидение, радио, музыка, кино). 

Мы решили использовать потенциал идеологии материализма, которая со времен революций прочно укоренилась в российском обществе и поддерживалась официально на государственном уровне. То есть против российского населения мы направили энергию Матери-Материи Бэлит. Через музыку, кино, телевидение и радио мы гипнотизировали население России привлекательными образами, которые имели остро соблазняющий эффект. И к тому моменту, когда мы подобрали ключи к управленческой элите этой страны, население уже было готово идти в том направлении, в котором мы ему укажем. Остальное было делом техники. Руками подконтрольной нам элиты при поддержке народа мы осуществили смену внутренней и внешней политики России, подключив, наконец, её экономику к нашей глобальной системе.

Рывок в будущее

Так мы подготовили мир к следующему качественному рывку в будущее. Наши древнейшие семьи за свою верность Баалу и Бэлит должны получить в награду бессмертие. Наши лучшие учёные-жрецы молятся об этом денно и нощно, отправляя обряды клонирования, трансплантологии, наномедицины, киберпротезирования и т.п. Когда бессмертие для нас будет достигнуто мы в благодарность принесем в жертву Баалу и Бэлит наших младенцев и наш род остановится на тех бессмертных, которые сравняются с богами. В будущем мы победим смерть так, как в наших древних легендах Баал победил смерть с помощью Бэлит-Иштар. Пока же мы будем жить и умирать, регулируя свою численность.

Народам, которые не сохранили верность Баалу и Бэлит позволено неосознанно чтить Бэлит в виде материализма, который будет заключаться в поклонении Матери-Земле (ипостаси Бэлит) в форме заботы об экологии (деиндустриализация, деуглеводородизация (отказ от нефти и газа), переход на возобновляемые источники энергии).

Народам сегодня позволено также неосознанно отправлять исконные культы Бэлит. Храмовая женская проституция имеет форму обязательных многочисленных добрачных связей. Храмовая мужская проституция и обряды ритуальных экстатических оргий существуют в виде развития и расширения гей-движения и в широком смысле ЛГБТQ, сексуализации массовой культуры, алкоголизма и наркомании. Храмовый обряд жертвенного оскопления мужчин сегодня отправляется в форме подавления мужского начала, формирования массовой культуры осмеяния, осуждения и порицания мужественности и мужских проявлений.

Важной задачей перед нами сегодня стоит контроль рождаемости, чтобы обеспечить такой баланс между численностью населения и дарами Матери-Земли Бэлит, при котором сохранялась бы экология. Мы это назвали концепцией устойчивого развития. Конечно, рождаемость сбивается отправлением культов и обрядов Бэлит. Но этого недостаточно.

Для подавления рождаемости мы также осуществляем комплексный и очень многоуровневый проект разрушения традиционной семьи. Это и продвижение культуры чайлдфри/стерилизации, и героизация и романтизация неспособных к здоровой семейной жизни, больных людей, людей с задержками развития и инвалидов и многие другие проекты. Мы используем любые возможные способы.

Через проект ювенальной юстиции мы планируем в будущем лишить людей права самостоятельно принимать решение о рождении ребенка. Сначала родительство будет подвержено жесткому лицензированию, а потом популяция будет переведена на исключительно искусственные формы оплодотворения и вынашивания.

Другим важным проектом является побуждение людей к добровольному уходу из активной жизни посредством виртуализации и киборгизации. А также побуждение к самоубийству посредством проекта перенесения сознания на электронный носитель. Легализация эвтаназии и самоубийства также является важной задачей.

Нашей главной целью является сбалансированное вписывание основной массы населения в экосистему Земли в виде разумных животных, идеально управляемых посредством простых закрепленных стимулов и инстинктов. В будущем мы планируем киборгизацию людей для того, чтобы обеспечить максимальную управляемость.

Вообще у нас очень много интересных проектов, список которых можно продолжать ещё долго, в которых ты можешь принять участие по своему выбору.

Наши враги

Если тебя привлекает более «боевая» деятельность, то ты можешь подключиться к политическим, разведовательным и военным проектам подавления наших врагов, которые пока ещё сильны и не дают нам развернуться в полную силу.

Это касается в первую очередь государств, которые пытаются воссоздать архаичную неиерархизированную структуру разделения общественного труда между тремя равнозначными общественными стратами: духовной, властной и материальной. То есть пытаются вернуть Золотой век. В духовной страте они пытаются восстановить политически активное духовенство (с культом Отца-Творца Эля), а во властной — военную-аристократию с народным воином-правителем. Обе эти страты мы подавили с помощью буржуазных революций, и представителей этих страт превратили в своих слуг, коммерциализировав как политику, так и духовно-культурную сферу. Однако народ ещё помнит эту систему организации  генетически и подсознательно жаждет её восстановления.

Также, повинуясь призыву в их священных текстах Отца-Творца Эля, они намерены плодиться и размножаться и населять не только эту, но и другие планеты, возомнив, что Вселенная создана именно для них. Для этого они развивают государственные космические программы. Которые мы пока информационно перекрываем своими во-многом бутафорскими коммерческими программами, такими как, например, SpaceX Илона Маска. Но это всё убыточные «заплатки», которые призваны канализировать до времени народные чаяния и воспрепятствовать всенародной поддержке государственных реальных космических программ.

В этих и других крайне нежелательных для нас направлениях  работают такие страны как Россия и Иран. Именно развитие этих стран мы сегодня сдерживаем всеми доступными нам силами. К ним склонен примкнуть Китай, который, хоть и стал нашей мировой фабрикой (где миллионы людей работают почти бесплатно) и первопроходцем многих наших социальных проектов, но пытается начать собственную игру. Сегодня он пытается через проект нового трансевразийского Шелкового пути освободиться от нашего морского транспортно-логистического посредничества. Это может опасно консолидировать Евразию против нас.

Наш проект подавления России и Ирана посредством ИГИЛ (ISIS-Изида) провалился. Бэлит-Изида не смогла оживить Баала-Озириса и зачать Гора в наших родных пустынях Ирака и Сирии. Россия и Иран смогли уничтожить основные силы Изиды на Ближнем Востоке. Сейчас мы перемещаем оставшиеся от поражения человеческие ресурсы в Европу, чтобы на волне русофобии и используя украинский конфликт всё таки ударить по России с запада. Россия понимает этот маневр и пытается защититься наращиванием военной мощи и демонстрацией новых возможностей стратегических вооружений.

Несмотря на жесткое противоборство с Россией на уровне подконтрольных нам европейских государств и США, мы продолжаем с помощью наших агентов внутри России продвигать необходимые нам проекты будущего. А также активно работаем с молодым населением через Интернет, кинематограф и моду, приобщая их к обрядам Бэлит.

На уровне руководства России мы также ведем работу по продвижению магистральных глобальных проектов. При этом мы вынуждены вести переговоры и где-то идти на уступки. В прошлом году, например, через короля Саудовской Аравии Салмана мы договорились с Москвой о том, что она будет сдерживать российскую нефтедобычу в обмен на приемлемую для России нефтяную цену. Несмотря на необходимость сильного экономического давления на Россию в период выборов президента, мы вынуждены держать слово и удерживать цену нефти на высоких уровнях, так как Россия выполняет свою часть соглашения и сдерживает добычу нефти, не увеличивая объемы добычи. Руководство США, конечно, в бешенстве, но кто бы их спросил… Они знают своё место. А мы знаем, что Бэлит нам за это благодарна!

Мой сын, ты уже взрослый и можешь выбрать для себя направление своей будущей деятельности. Я тебе обрисовал в общих чертах самые важные события и процессы, которые происходили последние 4 тысячи лет. Остальное ты можешь без труда изучить сам, зная канву и главную линию всего происходящего. Выбирай своё место в строю, поднимай оружие своих великих предков и вперёд! А я буду любоваться и гордиться тобой! Да благословит тебя Бэлит! 

Великобритания, Лондон, Сити, 16 марта 2018 года

4 комментария к “Письмо инсайдера своему сыну. Успех длиною в четыре тысячи лет”

  1. Большое уважение тем, кто смог отобрать, пропахать, найти крупицы правды в тоннах полулжи и так структурированно подать материал. Просто поразительно. На мой дилетантский взгляд можно было бы пару слов замолвить про опиумные войны. Всё-таки отжим Китая как никак.

    Радостно, что кто-то еще мыслит в этом направлении. Давайте двигаться вместе

  2. Ни секунды не сомневаюсь, что автор этого текста и автор этого сайта — одно и то же лицо.
    Кстати, у Наполеона были не финикийские, а греческие корни. И аутентичные финикийцы в Британии не приносили свои жертвы, их там попросту не было. А изгнали все-таки талмудистов за человеческие жертвоприношения.

    • Папа Наполеона уже родился на Корсике, этого достаточно, наверное, чтобы Наполеон был пропитан духом Корсики. Недаром его называли «корсиканским чудовищем» )))) До этого семья отца наполеона жила на итальянской территории. Мама Наполеона была из семьи генуэзца. Возможно, глубже они из по матери или отцу он имел и греческое происхождение.

      Аутентичные финикийцы по большому счёту «закончились» после падения Карфагена от Рима. Но они могут продолжать существовать внутри еврейского народа в виде гипотетической тайной ереси, которая периодически совращает иудеев с пути и тянет их назад в средиземноморское оргиастическое прошлое. В Британии эта зараза могла просто прикрыться талмудистами, а англичане разбираться не стали и выгнали всех семитов.

Оставьте комментарий

Войти с помощью: