Скрытые смыслы фильма Сфера (The Circle) 2017 года. Цифровизация, отмена анонимности и государства

Фильм пропагандирует:

  1. Отмену анонимности
  2. Отмену государства

Отмена анонимности

Отмена анонимности — это послание фильма очевидно и лежит на поверхности. Но необходимо отметить, что это послание многократно усилено с помощью скрытого использования в сюжете мощного архетипа, который коренится в христианском таинстве покаяния. Этот архетип пока ещё присутствует в подсознании среднестатистического коренного европейца (включая американцев европейского происхождения). 

Ранние христиане исповедовались в своих грехах не шепотом персонально священнику, а вслух всем членам христианской общины. Для них не было ничего личного, скрытого от общины. Именно этот древний архетип благочестия эксплуатирует фильм. Но этот приём является лишь грубой эксплуатацией, так как ранние христиане жили в глубоком подполье и их убивали жестокой смертью за веру.

Поэтому такая экстремальная форма покаяния отвечала экстремальным условиям, в которых существовали ранние христиане в языческой Римской империи. Эти условия никак не могут сравниться с той безопасностью и тем комфортом, в которых существует сообщество «Сфера», которое описано в фильме.

Актер Том Хенкс, который играет вторую по значимости роль в этом фильме после роли Мэй в исполнении Эммы Уотсон, является не просто христианином, а православным христианином, то есть представителем древнейшей из существующих христианских традиций. Этот факт является дополнительным подтверждением довода о том, что фильм эксплуатирует образ христианского таинства покаяния.

Том Хэнкс участвует в православном богослужении (помогает нести Эпитафий) в Соборе Святой Софии (Лос-Анджелес)

Анонимность в фильме приравнена ко злу.

Мы творим преступления, когда нас никто не видит, — говорит Мэй

Другими словами, фильм предлагает исключительно экстремальную трактовку анонимности как обязательной греховности.

Мэй Холланд (Эмма Уотсон) исповедуется в своих грехах перед первосвященником Эймоном Бэйли (Том Хэнкс) и церковью «сфероидов». Телефончики у людей в зале похожи на свечи, которые зажигают в храме.

И эта мысль уже является исключительно манипулятивной. Покаяние нужно для того, чтобы осознать свои грехи, исповедовать их (осознанно проговорить их для себя, признать, ведь Господь и так всё видит) и изменить своё сознание (метанойя), а не для того, чтобы кто-то получил доскональную информацию о твоих грехах. В фильме же знание всех фактов твоей жизни преподносится как высшая ценность для всего общества — для других людей, которые якобы имеют право знать:

Знание — это одно из прав человека. Это право каждого…

По фильму, всё про всех знать им надо под очень благовидно-толерантным предлогом. У Эймона Бэйли (Том Хэнкс) сын очень болен, ограничен в движении, и для него информация о фактах жизни других людей является возможностью как бы пережить эти факты самому в своём воображении. На жалость давят…

Все эти экстремальности, извращение христианских традиций, закрытое сообщество избранных и фразы типа

Делиться — значит любить

говорят о парамасонской и каббалистической направленности фильма. То есть по факту — об антихристианской направленности.

Цитаты Михаила Семёновича Лайтмана (Михаэля Лайтмана), основателя и руководителя международной академии каббалы «Бней Барух» и института исследования каббалы им. Й. Ашлага:

…я в тоже время знаю немножечко Высшую силу, которая заставит вас делиться, получая при этом наслаждение

…природа заставит делиться, потому что Вы убедитесь, что это единственный способ избавиться от страданий.

Делиться и отдавать — это одна из основополагающих ценностей каббалы. Согласно ей, только человек, который отдаёт (делится), получает необходимые ему для счастья блага от высших сил.

Сотрудники компании «Сфера» называются «сфероидами» и мнят себя членами избранного сообщества, как члены какой-нибудь парамасонской организации. Сравните «Сферу» и  «сфероидов» со «сфиротом» — фундаментальной категорией каббалы, означающей «цифру» (цифровой мир, цифровизация), а также напрямую связанной с понятием «сферы» в еврейском средневековом неоплатонизме.

Конечно, на английском языке фильм называется The Circle. Сфера — это лишь одно из значений слова circle. Но на русский язык фильм переведен именно так. Значит русский перевод названия фильма лишь вскрывает запрятанную связь, которая в случае с оригинальным названием не столь очевидна.

И здесь мы обращаем внимание на камеру, которая постоянно фигурирует в сюжете с самого начала фильма. Эта камера сильно напоминает человеческий глаз в натуральную величину.

Само название «Сфера» подразумевает глаз, око, которое имеет форму сферы. Это не просто око, а всевидящее око (один из главных масонских символов), с помощью которого сообщество получает информацию о том, что люди хотели бы скрыть.

Эта информация записывается на носители, которые находятся в огромном подземном хранилище корпорации «Сфера». Это тоже символично. Согласно авраамической картине мира, всё известно Всевышнему (в христианстве посредством Святого Духа) Творцу, который на Небесах. Здесь же это знание опускается вниз, под землю, которая является древнейшим символом женских божеств или символом древнейшей категории Великой Матери, которая являлась той материей, из которой Отец-Творец создавал мир.

Подземелье «Сферы» для хранения данных всех людей

Поэтому фильм, используя авраамические архетипы, фактически меняет полярность, предлагает не стремиться через покаяние вверх к Отцу-Творцу, а опуститься через отказ от анонимности вниз к Великой Матери-материи, под землю, в преисподнюю, там, где будет храниться вся информация обо всех фактах жизни каждого человека.

Это предположение подтверждается тем, что фильм начинается и заканчивается неспокойной мутной водой (водная бездна — древнейший символ женского первоначала, Великой Матери), по которой плывет героиня Эммы Уотсом — дева (ипостась Великой Матери, богини-образы которой часто имели эпитет «дева»).

Первые кадры фильма. У Мэй звонит телефон. Мэй недовольна. Она не отвечает и отключает его, чтобы её никто не беспокоил в уединении.

 

Последние кадры фильма
Мэй довольна и счастлива, что лишилась анонимности — теперь вся её жизнь в онлайне

А в середине фильма героиня Эммы чуть не тонет в этой же воде ночью.

Мэй тонет в тёмной воде под Луной

Ночь — это другой древнейший символ Великой Матери. Это важнейший, поворотный момент в фильме. Когда героиня Эммы вспоминает об этом эпизоде, она говорит, что красиво светила луна. Луна — это ещё один древнейший символ женского первоначала.

В подземелье «Сферы», где расположено хранилище для данных всех людей, также протекает речка с тёмной водой. Возникает ассоциация с античным царством Аида, где текут реки (Лета, Стикс, Ахерон, Кокитос и Флегетон). Аид стал прообразом для христианского ада, дав ему своё название. В тайное подземелье «Сферы» Мэй провожает Тай Лафитт (Джон Бойега), один из основателей «Сферы». Тай чёрный. Невольно возникает ассоциация с чёртом.

Интересно и то, что имя Тай (Ty) производно от английского Тайлер (Tyler), которое этимологически означает «скрывающий, таящий, покрывающий». Сравните с нашими словами «таить», «утаивать». В фильме Тай таится, скрывается от всех и показывает Мэй потайное подземелье.

Отмена государства

Предлагая отменить анонимность, фильм логично переходит от обсуждения личной проблематики к общественной — делает политические выводы.

Сначала Мэй видит, как женщина-конгрессмен, которая сотрудничает со «Сферой»,  отказывается от анонимности для того, чтобы её избиратели имели полный онлайн доступ к её работе.

Потом на одном из совещаний Мэй предлагает обязать всех граждан США использовать социальный сервис коммерческой фирмы «Сфера» для регистрации в качестве избирателей и для осуществления волеизъявления на демократических выборах.

А потом Мэй демонстрирует, как с помощью сервиса с примечательным названием «Поиск души» (также соотнесение со Святым Духом и с Богом, читающим в наших душах) за считанные минуты была найдена хладнокровная убийца трех детей, находящаяся в международном розыске.

То есть «Сфера» осуществила то, что входит в задачи государства — поиск и изоляцию опасных для общества людей.

Фильм ненавязчиво пытается донести мысль о том, что государство якобы больше не требуется:

Мы нужны государству, а нам государство не нужно, — говорит партнер Эймона Бэйли, второй владелец «Сферы»

То есть мы наблюдаем оправдание коммерциализации политических функций вплоть до отмены государства как такового и замены его коммерческой инфраструктурой.

Государство — это изобретение, которое защищает людей от рабства (внешних завоевателей и внутренних поработителей (ростовщиков, нанимателей, владельцев богатства)). Внутренние поработители мечтают избавиться от государства, чтобы иметь возможность угнетать народ финансово и принуждать к низкооплачиваемой работе.

Торгово-ростовщическая буржуазия мечтает упразднить государство и узурпировать его функции еще со времен первых европейских буржуазных революций в начале Нового времени. Именно тотальная цифровизация (сфиротизация) вместе с экономической и культурной глобализацией призваны в конце концов отменить политику и государство, заменив их властью коммерческих корпораций, где все люди будут находиться в статусе наёмного персонала, который должен быть полностью прозрачен (транспарантен) для владельцев корпораций.

Постоянный онлайн доступ ко всему, что делает наёмный сотрудник — это самая голубая мечта любого нанимателя. В условиях древнего рабства эту функцию выполняли надсмотрщики.

А если при отмене государства все население будет работать на те или иные корпорации, слежка за людьми будет тотальной. Именно с этой мыслью должна свыкнуться современная молодёжь, посмотрев фильм «Сфера» с очаровательной Эммой Уотсон, а также с обаятельным Томом Хэнксом, герой которого в этом фильме похож до степени смешения с иконой современной IT-моды, электронным квазисвятым мучеником Стивом Джобсом.

Телефоны как свечи

Так категории христианского покаяния, политической демократии и прав человека извращаются до оправдания открытости (транспарентности) для высшей буржуазии — владельцев коммерческих корпораций. И молодёжь, к сожалению, это всё хавает ложками, причмокивая и улыбаясь.

Нет рабства безнадёжней,
Чем рабство тех рабов,
Себя кто полагает
Свободным от оков

(Иоганн В. Гёте)

1 комментарий к “Скрытые смыслы фильма Сфера (The Circle) 2017 года. Цифровизация, отмена анонимности и государства”

Добавить комментарий для Марина Ширманова Отменить ответ

Войти с помощью: