Обзор мировой политики в сентябре 2019 года

В сентябре рельефно проявились две важные тенденции из базового набора трендов современной западной политики:

  1. Целенаправленное удушение мировой экономики
  2. Уничтожение государства как общественного института

Нападение на Саудовскую Аравию

Анонимная атака на Саудовскую Аравию боевыми дронами могла быть совершена:

  1. Хуситами Йемена в рамках военного противостояния с саудовцами
  2. Иранцами для нанесения ущерба американским союзникам в регионе, а также для обеспечения роста цен на нефть
  3. Проамериканским силами в интересах США

Наиболее интересным представляется третье предположение, в пользу которого говорят следующие аргументы:

  1. Именно армии западных государств делают упор на «удаленную» безопасную войну с помощью высокотехнологичного вооружения, которым являются боевые дроны.
  2. Атаки боевых дронов – это излюбленный прием антиправительственных, а значит, возможно, проамериканских сил в Сирии. Также последнее время СМИ сообщают об использовании ударных дронов Израилем (союзником США) для атак на территории Сирии и Ирака.
  3. Многие источники сообщают, что атака произошла со стороны иракской территории, где располагаются американские военные базы.
  4. Наличие у США весомых мотивов для нападения на Саудовскую Аравию

Мотивы США

Не исключено, что у анонимного нападения на Саудовскую Аравию были следующие цели:

  1. Стравить Саудовскую Аравию и Иран, создав условия для военного конфликта между этими государствами
  2. «Наказать» Саудовскую Аравию за плохую работу в рамках организации ОПЕК+, нефтедобыча участников которой в августе возросла, вместо требуемого сокращения. Саудовская Аравия является негласным ответственным лидером в рамках ОПЕК+, на которого возложена задача обеспечивать сокращение нефтедобычи странами участницами
  3. Сокращение нефтедобычи. Саудовская Аравия после атаки сократила нефтедобычу вдвое

Реализация третей цели логично следует из того, что США успешно выполнили задачу резкого сокращения нефтедобычи Венесуэлы и Ирана. Логично предположить, что следующей жертвой агрессивного воздействия стала Саудовская Аравия. Атака была анонимной, так как Эр-Рияд является региональным союзником Вашингтона, который по этой причине не может организовать открытую агрессию.

США бездоказательно возложили вину за атаку на Иран, чтобы подтолкнуть Эр-Рияд и Тегеран к войне. США важно стравить Саудовскую Аравию и Иран ещё потому, что после крайне воинственных заявлений и прямых угроз в отношении Тегерана не последовало никаких силовых действия со стороны американцев. Международной общественностью подобное поведение может восприниматься как слабость. Чтобы этого избежать, американцам нужна либо война с Ираном силами других государств, где США лишь будут поставляться оружие и поддерживать одну из сторон информационно, либо с Ираном нужно замириться, при этом инициатива должна исходить именно от иранской стороны. Поэтому США, «скинули» Джона Болтона, повесив на него чрезмерную агрессивность американской политики, и активно намекали Тегерану, что готовы принять их предложение о переговорах. Хитрый Иран, понимая щекотливость положения США, не торопится идти на переговоры и взамен требует полной отмены санкций и компенсации 50 млрд долларов ущерба.

Во этой ситуации также интересна роль Ирака. Во-первых, именно Ирак, нарастив нефтедобычу, (вместе с Нигерией) стал причиной невыполнения ОПЕК планов сокращения нефтедобычи. Во-вторых, как утверждают различные источники, именно с территории Ирака прилетели дроны и ракеты, которые атаковали Саудовскую Аравию. В-третьих, во второй половине сентября Ирак заключил соглашение с Китаем об инвестициях в инфраструктурные проекты, то есть в подключение Ирака к проекту «Один пояс, один путь» (ОПОП). К слову, Китай в то же время, несмотря на западные санкции, заключил крупное соглашение с Ираном об инвестициях в его нефтяную промышленность.

Всё это говорит о том, что, возможно, атака на саудовскую территорию могла в том числе иметь целью подставить Ирак под ответный удар.

Приговор мировому экономическому развитию

В сентябре 2019 года мировая экономика была открыта приговорена.

  1. За невыполнение плана сокращения нефтедобычи странами ОПЕК+ был уволен Халид аль-Фалих, министр нефти Саудовской Аравии, страны-застрельщика и главного «смотрителя» соглашения ОПЕК+ о сдерживании мировой нефтедобычи (а значит мирового промышленного роста). На его место был назначен сын саудовского короля Салмана, Абдулазиз бин Салман Аль Сауд. Таким образом соглашение ОПЕК+ теперь будет находиться под личным контролем престарелого саудовского монарха, который лично ездил как проситель в Москву в 2017 году договариваться о сокращении российской нефтедобычи
  2. Произведена высокотехнологичная анонимная военная атака на крупнейшего мирового поставщика углеводородных ресурсов для промышленности — Саудовскую Аравию
  3. Осуществлена широкая международная PR-акция с участием молодой экоактивистки Греты Тунберг, которая выступила на Генассамблее ООН, а также провела встречи с рядом западных высокопоставленных политиков. Цель – эмоциональная «накачка» международного общественного мнения против развития промышленности, а значит против добычи углеводородов, которые являются главным ресурсом для промышленности.
  4. 130 крупнейших банков мира подписали новые принципы «ответственного банковского обслуживания», смысл которых заключается в блокировании инвестиций в промышленность, которая приводит к негативным климатическим изменениям.

Таким образом международные олигархи-финансисты и западные политики фактически обрекли мир на экономический спад. 

Этому процессу на словах противостоит президент США Дональд Трамп, когда заявляет о том, что будущее принадлежит патриотам, а не глобалистам.

Однако на деле, Трамп оказывает мощнейшее давление на крупнейшие страны, которые добывают углеводороды: Россию, Иран, Венесуэлу. А также оказывает давление на крупнейшую страну потребителя углеводородов – на Китай. Торговые войны Трампа нацелены на международную экономическую дезинтеграцию, а значит на фактическое замедление мировой экономики.

Логике мировой экономической дезинтеграции соответствует Брекзит, который тактически очень невыгоден Лондону. Это противоречие является причиной затягивания Брекзита. Великобритания понимает, что надо… Но ей так не хочется… Поэтому она тянет, тянет, пока где-нибудь у неё не порвётся. В результате Великобритания из-за внутреннего нестроения не может оказать необходимую поддержку на внешнем контуре своим союзникам — США, которые, к слову, также ослаблены из-за внутренней избирательной кампании.

Институт государства под ударом

Любопытный эффект имеет скандал, который связан с обнародованием телефонного разговора Трампа с президентом Украины В. Зеленским. Придание международной огласке разговора глав двух стран фактически является шагом к разрушению государства как общественного института, в арсенал которого для эффективной деятельности входят скрытого характера тактические переговоры политических руководителей без придания их содержания общественной огласке.

Этот эпизод в свою очередь коррелирует с PR-акцией молодой экоактивистки Греты Тунберг, которая поучает политиков высшего уровня с высоких международных трибун, а также в ходе личных встреч на уровне глав государств. Эта кампания также может являться элементом программы разрушения института государства, так как статус глав государств фактически «опускается» до уровня психически не вполне здорового подростка.

Оставьте комментарий

Войти с помощью: