История языческих символов от неписьменной древности до наших дней. Жертвы войн древних религий

Историю пишут победители. Мы, наверное, уже никогда не узнаем имя фараона, при котором ервеи покинули Египет во главе с Моисеем. Этот фараон был предан глухому забвению. Его имя евреи просто «стерли» из истории. Имя Моисея, Аарона, Иисуса Навина и других героев исхода мы прекрасно знаем. А имя фараона – нет. Подобная практика была в древности расхожей. Те же египтяне старательно вымарывали имя фараона Эхнатона, который предпринял ненавистные народу реформы. На египетских рельефных надписях и изображениях всё, что касалось этих реформ, вымарывалось наложением новых символов и изображений на старые. В результате как старые, так и новые символы теперь трудны для прочтения.

Победители всегда были безжалостны к побежденным. В разные времена забвению предавались целые культурно-религиозные пласты. При этом неизбежно с водой выплёскивали и ребёнка. Вместе с вредными и плохими элементами шельмовалось и то хорошее, что в поверженной традиции ещё оставалось.

Часто одна традиция уничтожает другую тогда, когда люди сознательно выбирают новую благочестивую традицию взамен старой деградировавшей в моральном отношении. Так было при смене язычества монотеизмом. Все элементы политеизма были объявлены пагубными сначала иудаизмом, а потом христианством с исламом. И это было справедливо. Ведь в те времена люди просто забыли, из какой изначально благочестивой традиции многобожие возникло. С точки зрения нравственного благополучия людей – монотеизм поступил абсолютно правильно. Оргиастические, кровавые и мерзкие культы многобожия должны были уйти и не должны были вызывать никакого сожаления. Тем более, что эта религиозная деградация на уровне социума сопровождалась усилением жесточайшего рабства, которое было изжито лишь силами европейского христианского монотеизма в Средние века. Правда, там же на рубеже Средневековья и Нового времени возникла новая волна рабства вместе с эйфорией Великих и кровавых географических открытий.

Но сегодня, когда древние страсти между политеизмом и монотеизмом утихли, и уже монотеизм находится в опасности забвения, возможно, пришло время взглянуть по-новому на древнее язычество и на то, из чего оно возникло. Во-первых, хочется знать, как всё-таки всё было в древности. Во-вторых, сегодня монотеизм атакует новая традиция, которая парадоксальным образом очень похожа на старый деградировавший политеизм, каким он был непосредственно перед восходом созвездия иудаизма, христианства и ислама. Другими словами, мы должны знать своего врага, чтобы найти его слабые стороны и воспользоваться этим знанием в борьбе с ним.

Что было до язычества?

До многобожия люди оформляли свои представления о мире в форме стереотеизма, то есть обращения к мужскому началу Отца-Творца, который создал мир, взаимодействуя с Матерью-Материей (Великой Матерью). Стереотеизм не оставил письменности, поэтому мы его «читаем» лишь в археологии, изображениях, пластике, архитектуре и тех древних символах, которые перешли в культурно-религиозные системы уже известные из письменного периода человечества, фольклора и этнографии.

У людей в неписьменной древности были свои храмы, иконы и своё богословие. Храмами были пещеры, вершины гор и рощи. Пещеры олицетворяли женское начало – тёмное, влажное и холодное лоно земли, которое рожает всё живое (отсюда многочисленные пещерные изображения различной живности). Вершины горы, напротив, обращались к мужскому началу неба, тепла, света, дня, Солнца и огня, который разводился на вершине. Позднее это богословие было искусно реализовано в мегалитических сооружениях. Известны могучие дольмены (аналоги пещер), в проход которых во времена солнцестояния проникал небесный луч солнечного света и попадал в каменный бассейн воды в глубине дольмена. Всё внутреннее пространство мегалитического сооружения волшебно искрилось и играло лучами света из бассейна. Так люди «изображали» соединение мужского небесного (духовного) начала с материнским земным (материальным) началом.

Если бы традиция не прерывалась и развивалась по своей древней логике, то современной иконой мужского начала мог быть квазар (самый яркое явление во Вселенной), а женского – черная дыра (самое массивное (тяжелое) явление).

Но традиция была грубо прервана, и Библия в первой книге ясно говорит о том, что Солнце («икона» мужского начала, связанная со светом и днем) и Луна («икона» женского начала, связанная с тьмой и ночью) это лишь «светильники», которые Бог создал как вещи с утилитарной целью. Так осуществлялось древнее иконоборчество.

Поскольку монотеизм выплёскивал вместе с грязной оргиастической водой и ребёнка, новый символизм отталкивался от старого символизма, как бы отрицая последний. Так поклонение Солнцу резко осуждалось, при том, что при благочестивом стереотеизме оно было «иконой» того же Бога-Творца – впоследствии иудейского Яхве, христианского Бога-Отца и исламского Аллаха. Луна же стала зловещим символом ведьм, хотя представляла в древности ночной символ женского материального начала.

Огонь также, как и Солнце приобрел негативную коннотацию и сместился в своем обширном, первозданном, необузданном виде в ад для грешников. Хотя изначально огонь был позитивным явлением и имел отношение к Отцу-Творцу. В христианстве огонь сохранился в скромном и усеченном виде лампадок и свечей. До монотеизма огонь ко злу прямого отношения не имел. Змеи-драконы (водные чудовища) не плевались огнём, а подземный мир, например, Аид, был тёмным, холодным и сырым, как древние пещеры (земные лона), посвященные женскому началу.

Современными аналогами огня и света Бога-Творца могли бы являться электрический свет и само электричество, которое даёт людям теперь свет и тепло. Но об этом уже никто не задумывается.

Если сравнивать общее символическое «богословие» позднего политеизма и современные монотеистические и местами атеистические массовые ассоциации (архетипы), то становится очевидным некое «перевертывание» понятий. В древности водная бездна и вода являлись опасными и зловещими категориями. Из водной бездны возникали страшные мифические чудовища (змеи, драконы), с которыми боролись добрые боги или герои, которые, как правило, были связаны с огнём и молнией. Вода принимала человеческие жертвы. В ней водились водяные, кикиморы и гибельные русалки.

Сегодня мы имеем обратную ситуацию. Вода (символ женского начала) в основном акценте воспринимается как усмирённая, добрая и полезная стихия, подательница жизни — из воды возникло всё живое (само собой, без явного участия мужского начала). Огонь (атрибут мужского начала) воспринимается как сотрудник зла и устрашающее средство утилизации грешников в потустороннем мире. Это поразительно резонирует с современным подавлением активной аскетичной духовной мужественности в западной массовой культуре и вознесением инертной и распутной материальной женственности.

Другим «перепутанным» древним символом является белый цвет, который всегда был атрибутом святости и жречества. Пройдя через времена «перелома» политеизма в монотеизм, белый цвет (мужской, свет, день) одежд жречества уступил место чёрному цвету (женский, тьма, ночь) облачения священников и монахов как символу отречения от материального мира, порождая явный парадокс. Сегодня христианские монахи, одевая черный цвет Матери-Материи, ночи и тьмы, стремятся к Богу-Отцу (белому цвету, свету, дню). Они же вели отшельническую жизнь в земляных и каменных пещерах, которые также являлись исконными женскими символами.

Похожая судьба постигла золото. В древности это был божественный металл. Его цвет имел мужской символизм, связанный с Солнцем. Но сам металл был женской субстанцией, которая происходит из-под земли. Развитие торговли, которая активно стала использовать золото, и другие факторы, привели к тому, что отныне золото негативно ассоциируется с Золотым Тельцом, мамоной (мама, мать, материя, материальная ценность). При этом христианские храмы своим богатым убранством ещё помнят древнее применение золота и олицетворяют великолепие неземного Царствия Божия, чертоги Небесного Отца-Творца.

В чем причина современного смешения и путаницы символов?

Причина в том, что древняя светлая благочестивая религия стереотеизма через политеизм переродилась в свою противоположность, став порочной, пошлой, кровожадной и человеконенавистнической карикатурой на себя. Но внешние символы при этом тогда оставались прежними. Поэтому новой традиции пришлось отвергать не только трухлявую суть духовно уже мёртвой религии, но и весь набор символов, где-то отрицая их (как Солнце или белый цвет), где-то предавая забвению и табуированию (как фаллические и вульварные символы), где-то смешивая и путая (как огонь и золото). Ничего не поделаешь… Повсеместные культы жертвоприношения детей и стариков, а также женской и мужской храмовой проституции с пьяными оргиями нужно было уничтожать самым решительным образом.

Сегодня эта пошлая, порочная, кровожадная и человеконенавистническая карикатура возрождается, затягивая человечество в бездну нового рабства на новой электронно-цифровой основе. Виной тому либо какие-то длинные духовные циклы человеческой истории, которая далеко не исчерпывается письменным периодом, либо собственное ослабление монотеизма неизбежно возвращает монстров прошлого. Но этой духовной заразе нужно противостоять самым решительным образом. Чтобы противостоять, её нужно знать в лицо. Знать, что она из себя представляет, и что именно она лукаво пародирует.

2 комментария к “История языческих символов от неписьменной древности до наших дней. Жертвы войн древних религий”

  1. Символ — это не что-то самодостаточное и имеющее бытие в самом себе. Символы имеют то значение, которое придают им люди. А люди живут религией (той или иной). Так что автор поставил всё с ног на голову.

Оставьте комментарий

Войти с помощью: