История коронавируса COVID-19 как нового субъекта общественных отношений

30 декабря 2019 33-х летний глазной врач центральной больницы китайского города Ухань Ли Вэньлян рассказал своим друзьям из Уханьского университета, который окончил в 2011 году, о том, что столкнулся с новым вирусом, который напоминает атипичную пневмонию (SARS, «пурпурная смерть»). Информация стала известна китайской полиции, которая потребовала от Ли Вэньляна не распространять информацию, которая может стать причиной массовой паники. В это время власти уже изучали ситуацию с новым вирусом.

1 января 2020 года, уже через 2 дня после сообщения Ли Вэньляна, были реализованы меры по борьбе с новым вирусом:

  • Закрыт городской рынок как выявленный очаг распространения вируса
  • Люди с симптомами были изолированы
  • Другие меры

Несмотря на осуществляемые властями Китая необходимые мероприятия, уже 9 января скончался первый заболевший, возраст которого составлял 61 год, а 15 января умер другой заболевший вирусом пациент, ему было 69 лет.

Вирус распространялся с очень большой скоростью. 13 января выявлен вирус у 61-летней женщины, которая прилетела в Тайланд 8 января из Уханя. Через несколько дней в Тайланде выявлен новый случай заражения, а также заболевший вирусом выявлен в Японии. Об этом стало известно 18 января. К тому моменту в Ухане официально был выявлен 41 случай заражения, однако, по оценкам вирусологов, исходя из поведения вируса, а также географии и скорости его распространения, на тот момент было уже около 1700 инфицированных. С этого момента в аэропортах страна мира стали применяться меры по выявлению людей с симптомами вируса. В течение считанных дней до 20 января в Китае уже официально сообщили о 140 новых случаев, некоторые из которых выявлены за пределами Уханя. 21 января вирус выявлен у американца, который прилетел из Уханя в США 15 января. 30 января Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила чрезвычайную ситуацию в отношении распространения нового вируса, отметив, что наибольший риск заражения существует в странах, которые не имеют развитой системы здравоохранения.

Когда стало известно о скорости и географии распространения нового вируса, который может стать причиной смерти заболевших, ситуация из медицинской плоскости перешла в экономическую и политическую.

ОПОП

Китай является мощнейшей экономикой мира. Главным национальным проектом, который обращён вовне Китая, является «Один пояс, один путь» (ОПОП), который предполагает доставку товаров китайского производства в Европу через евразийские транспортно-логистические коридоры. Риску заражения новым вирусом в первую очередь подвержены страны, с которыми китайские специалисты контактируют в большей степени, а также те страны, которые, как заявила ВОЗ, имеют слабую медицину. В итоге наиболее пострадавшими от нового вируса странами (на состояние середины марта 2020) стали Италия и Иран.

Италия — это страна с европейскими стандартами медицины — это означает, что качество и оперативность медицинской помощи прямопропорциональны платёжеспособности пациента. А это значит, что масса людей со средним и ниже средним достатком, которые составляют большинство, находятся вне оперативной и качественной медицины. В марте 2019 года глава Китая Си Цзиньпин посетил Италию и договорился о вхождении европейской страны в проект ОПОП, были подписаны соответствующие документы. Проамериканская евроадминстрация в Брюсселе выступала резко против сотрудничества Италии и Китая. Для США проект ОПОП исключительно невыгоден с геополитической точки зрения. В случае успеха проекта Вашингтон теряет контроль над китайской морской товарной логистикой, рынками Европы, а также теряет влияние в Евразии, как ненужный субъект, которому нет места в китайском экономическом мегапроекте.

Таком образом в Италии соединились два фактора: слабая массовая медицина, интенсивность бизнес-контактов с Китаем.

Иран — страна чрезвычайно ослабленная многолетними американскими санкциями. США давят на Иран с тем, чтобы максимально сократить иранскую нефтедобычу для того, чтобы освободить место на мировом рынке для американской сланцевой нефти. Также, возможно, давя на Иран, американцы выполняют заказ высших международных финансистов, которые взяли курс на сокращение индустриальных экономик ради экологии. Так или иначе, Иран находится под жёстким экономическим прессингом, который значительно ослабляет систему иранской массовой медицины.

Иран — это евразийский перекресток, который находится на пути из Южной Азии в Восточную и Северную Европу, а также из Восточной Азии через Ближний Восток в Южную Европу, поэтому эта страна является одним из ключевых узлов китайского ОПОП. Более того, на фоне мощнейшего внешнего прессинга со стороны США Китай поддерживает Иран всесторонне, не говоря о том, что Китай является основным покупателем иранской нефти.

Таким образом в Иране также соединились два фактора: ослабление страны санкциями, и высокая интенсивность деловых контактов с Китаем.

Можно констатировать, что вся история с коронавирусом COVID-19 оказалась геополитическим подарком Вашингтону, так как удар пришёлся в первую очередь по двум главным оппонентам США — Китаю и Ирану, а также «наказание» постигло неверного американского союзника в рамках Евросоюза — Италию.

Нефть

Другим эффектом нового вируса стала непростая ситуация на мировом рынке нефти. Когда стало известно о том, что мировая экономика из-за разрыва бизнес-связей из-за вируса начинает тормозиться, ближневосточный союзник США Саудовская Аравия через ОПЕК+ предложила нефтедобывающим странам сократить нефтедобычу для того, чтобы сохранить приемлемые уровни нефтяной цены. Россия отвергла это предложение, ссылаясь на то, что эффекта от этих действий не будет из-за того, что освободившееся место на рынке займут объемы американской сланцевой нефти. Саудовская Аравия пригрозила России демпингом цены саудовской нефти, Россия не испугалась и приготовилась к периоду низких цен на нефть. Все эти нефтяные баталии некоторыми экспертами экономистами были восприняты как возможное начало обрушения мировой экономики в глобальный кризис.

Коронавирус — подарок конспирологам

Как только коронавирус стал топовой темой в публичном информационном пространстве мировых СМИ, появились версии об умышленной биологической атаке. Однако уже в марте 2020 года подобные версии стали высказывать официальные лица Китая и некоторые именитые эксперты.

12 марта 2020 сотрудник МИД Китая Чжао Лицзянь заявил о том, что вирус COVID-19 могли завезти в Китай американские военные. Это заявление возмутило Государственный департамент США, который вызвал посла КНР для разъяснений.

На следующий день, 13 марта, российский эксперт, бывший член комиссии ООН по биологическому оружию Игорь Никулин заявил о синтетическом лабораторном происхождении вируса:

«COVID-19 собран из трех частей: коронавируса летучей мыши, коронавируса змеи и компонента ВИЧ (вирус иммунодефицита человека) — гликопротеинового белка. В природе такая комбинация получиться не могла»

Помимо того, что вирус ударил по геополитическим оппонентам США, он имеет некоторые особенности, которые вписываются в теории глобального заговора по сокращению населения, демонтажа пенсионной системы (люди старшего возраста (пенсионеры) наиболее уязвимы), системы образования (через удаленное образование), по деиндустриализации экономик (падение спроса на нефть и газ, сокращение пользования бензиновым транспортом), по борьбе с наличными деньгами, по борьбе с религией (массовые богослужения рекомендуются к отмене), а также по повальной цифровизации.

Гипотеза происхождения

Если кризис был заранее запланирован, то силы, посвященные в эти планы, должны были заранее готовиться.

США и Великобритания планомерно загодя отделялись от остальных стран мира. В США президент Дональд Трамп под вой демократов ужесточал миграционную политику и форсировал процесс постройки стены между США и Мексикой для блокировки миграции в США из Латинской Америки. Великобритания растягивала удовольствие Брекзита в течение длительного времени. Завершился этот процесс, который начался 29 марта 2017, 31 января 2020 года, когда COVID-19 уже начал распространяться по миру вне Китая. Так США и Великобритания подготовились, отделив себя от мира, который был обречен на хаотизацию.

Параллельно с ужесточением миграционной политики США медленно разрушали систему международных экономических связей — борьба Трампа с ВТО (Всемирной торговой организацией), торговые войны с Китаем и Евросоюзом, противодействие китайскому проекту «Одного пояса, одного пути» (ОПОП), российскому «Северному потоку-2», а также другим проектам, предполагающим международное экономическое сотрудничество. Таком образом, до COVID-19 мировую экономику разрушали США под руководством президента Дональда Трампа.

В течении нескольких лет нефтедобыча находилась под комплексным многоуровневым давлением. На идеологическом фронте на нефтедобычу давили экологи и сторонники возобновляемых источников энергии. В геополитическом отношении на нефтедобычу оказывали давление США через санкции (Россия, Иран, Венесуэла), а также через прямую военную угрозу (Иран, Венесуэла). Также США принимали участие в гражданской войне в Сирии и Ираке для того, чтобы держать под контролем богатые нефтяные месторождения этих стран. Также на нефтедобычу оказывала давление организация ОПЕК+, главным действующим лицом в которой является Саудовская Аравия, важнейший союзник США на Ближнем Востоке. Таком образом, до коронавируса нефтедобычу отдельных стран силой и мошенничеством (в случае с ОПЕК+) сокращали США и их союзники.

О том, что пострадает добыча и транспортировка нефти, организаторам кризиса было известно заранее. Поэтому в 2019 году английские и американские компании под прикрытием борьбы за окружающую среду продали некоторые высокодоходные активы в добыче углеводородного сырья. Например, BP (British Petroleum) продала Hilcorp Alaska на Аляске, а американская Chevron продала доли участия в каспийском блоке АЧГ (Азери — Чираг — Гюнешли) и в нефтепроводе Баку — Тбилиси — Джейхан. Газ из месторождения АЧГ должен был поставляться по строящемуся «Южному газовому коридору» (ЮГК) в Европу. С наступлением кризиса спроса на углеводородное сырьё из-за эпидемии коронавируса проект ЮГК, как и все другие подобные проекты, повисает в воздухе.

Предварительные результаты

Главным эффектом международного кризиса, который связан с эпидемией коронавируса, является резкое сокращение спроса на углеводородное сырье. Если кризис рукотворный, то, вполне возможно, что главной целью является сокращение нагрузки техногенной цивилизации на экологию.

Главными инструментами достижения поставленных задач являются повсеместная самоизоляция и социальная дистанция, которые были навязаны населению национальными правительствами в качестве основного средства борьбы с эпидемией.

Действие самоизоляции:

  1. Резко сократилось потребление углеводородного топлива для личного и общественного транспорта от скутеров до авиалайнеров
  2. Резкий спад потребления товаров и услуг приводит к росту убытков частных компаний, что, в свою очередь, приводит к увольнениям и безработице

Социальная дистанция в купе с самоизоляцией станут значительным препятствием для создания новых семей, что приведет к сокращению рождаемости. Рождаемость будет сокращаться также из-за экономического спада и безработицы. Семьи будут откладывать зачатие детей на более благополучный период. Также увеличится количество абортов.

Все эти процессы вместе приведут к росту социального напряжения и недовольства властями, что станет благодатной почвой для роста преступности, возникновения социальных и политических протестов в странах, чем будут пользоваться внешние силы.

Таким образом, возвращаясь к возможным глобальными целям организаторов этого кризиса, эти цели можно представить следующим образом:

  1. Сократить спрос на углеводородное сырье чтобы
    1. Улучшить экологию
    2. Опустошить бюджеты сырьевых стран
  2. Сократить пожилое и больное население. COVID-19 как «санитар леса» в первую очередь уничтожает старых и больных (экономически неэффективное для корпораций население)
  3. Сократить будущее население через препятствия созданию новых семей и рождению детей
  4. Создать ситуацию крайнего недовольства населения национальными правительствами для организации протестов и беспорядков
  5. Обеспечить толчок для повальной цифровизации, в том числе для замены человеческого труда компьютерным для увеличения эффективности корпоративного труда
  6. Решение геополитических задач США и Великобритании. Главной из этих задач является дальнейшее сокращение мировой нефтедобычи путём хаотизации нефтедобывающий стран (Россия, Венесуэла, Иран, Ирак, Сирия и др.). В этой логике следующий удар может прийтись по нефтедобывающей Мексике (и вообще хаотизация Латинской Америки). Также не исключено возрождение ИГИЛ на Ближнем Востоке в случае военной слабости России

Также следует упомянуть о продвижении по всему миру законодательства о «семейном насилии», которое развивается для того, чтобы впоследствии ввести лицензирование родительства для дальнейшего управляемого сокращения прироста населения.

Таким образом все цели и задачи так или иначе восходят к главному стремлению решить глобальные проблемы, в первую очередь экологическую.

Параллельно с описанными выше задачами решаются проблемы экономики и политики. Кризис позволяет сдуть финансовые пузыри, а также усилить политическую власть крупного международного капитала через повальную цифровизацию личной и общественной жизни.

Конечная цель

Возможно, итогом этого кризиса, по планам организаторов, если таковые имеются, должно стать глобальное общество с электронно управляемым уровнем потребления для баланса с экологическими системами планеты. При этом во главе этого общества должны остаться владельцы крупнейших международных финансовых корпораций, которые сегодня управляют странами через центральные банки и экономическую политику национальных правительств.

Не исключено, что в некоторые вакцины от COVID-19 может быть добавлен стерилизующий компонент, который обеспечит бесплодность вакцинированных детей, подростков и людей репродуктивного возраста. Таким образом может быть решена задача сокращения рождаемости ради снижения нагрузки на природу.

Дополнение

23 апреля Директор Департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова заявила:

«Одна из версий, что COVID-19 — вещь рукотворная… В связи с этим хотелось бы, чтобы вопросам размещения биологических лабораторий одних государств на территории других стран в непосредственной близости к третьим странам уделялось больше внимания… Чтобы можно было как-то эту деятельность поставить под контроль»

Мария Захарова имеет ввиду многочисленные биолаборатории, которые управляются Пентагоном и военными стран НАТО, расположенные в постсоветских государствах в непосредственной близости к границам России.

Оставьте комментарий

Войти с помощью: