Баба-яга, откуда есть пошла? Происхождение и география героини народных сказок

Образ Бабы-яги пришел к нам из неписьменной древности и «живет» сегодня только в народных сказках. Мы познакомились с этим образом в детстве, слушая сказки, рассматривая картинки в книжках, смотря мультфильмы и фильмы. Но насколько этот образ адекватен древней дописьменной и дохристианской Бабе-яге? Можем ли мы сегодня попытаться реконструировать источники этого образа? В этой статье предпринята такая попытка.

Прежде чем перейти к рассмотрению нашей героини, необходимо зафиксировать несколько важных моментов:

  1. Баба-яга — это сказочный персонаж. Сказки передавались из уст в уста и начали записываться в России только в XIX веке. Поэтому мы не можем знать наверняка, как формировался и изменялся этот персонаж до XIX века. Можем только предполагать, основываясь на косвенных данных. С одной стороны, это хорошая возможность для полета фантазии, с другой стороны — велика вероятность ошибки.
  2. Сказки часто несут в себе остатки исключительно древних религиозных обрядов, так как религия является наиболее инертной сферой общественного бытия. Всё, что связано с религией, передаётся аккуратно, бережно и тщательно, так как касается таких важнейших для людей категорий как предки, любовь, жизнь и смерть, добро и зло, правда и ложь, и т.п.

Поэтому, чтобы попытаться понять, как, когда и где формировался образ Бабы-яги, нам нужно пристально посмотреть на то, с какими религиозными ритуалами и обрядами каких народов каких времен имеют сходства сказочные атрибуты исследуемого персонажа. 

Баба

Слово «баба» очень похоже по строению на слова «мама», «папа», «тата», «дядя», «няня», «ляля», «кака» и т.п. Скорее всего, это одно из слов, которое дошло до нас из древности такой глубины, которую даже сложно представить.

Сегодня «баба» является просторечным словом, которое обозначает вульгарное отношение к женщине средних лет (или даже к молодой женщине), либо более употребимое и оценочно нейтральное обозначение женщины преклонных лет (баба в смысле «бабушка»). Но так было не всегда.

По историческим меркам ещё сравнительно недавно, по крайней мере в первой половине прошлого века, бабой нейтрально (без обидных коннотаций) называли любую замужнюю женщину (антинародной послепетровской европеизированной «элитки» это, само собой, не касалось). 

Уже здесь мы можем зафиксировать возможное искажение образа Бабы-яги. Мы её представляем исключительно старухой. А может изначально она была женщиной средних лет, или даже молодой замужней женщиной? На Руси, как и в других древних и средневековых обществах, возраст вступления в брак был связан с половой зрелостью (12-13 лет для девочек). Так что теоретически, исходя только из имени персонажа, древняя Баба-яга могла быть и 12-ти летней чьей-нибудь супругой.

Другим очень интересным значением слово «баба» является древнейший ритуальный объект — идол, каменное или деревянное изображение божества или духа. Это значение присутствует в тюркском языке, где «баба» — это «предок», «папа», «отец», «мужчина». Баба — это каменный или деревянный идол, который устанавливался в степи и обозначал мужское божество, например, Отца-Творца (Тенгри, Тянь-ди). Мужские идолы имели фаллическую форму и восходили к древним менгирам (в переводе «мен» — человек, «гир» — длинный). Но словом «баба» также обозначались и женские идолы различной формы и размеров, древним источником которых были «палеолитические Венеры», то есть изображения Великой Матери.

Тюрки половцы, например, которые осуществляли активные набеги на Русь с XI века, в большинстве своём ставили в степи именно женских «предков» (каменные бабы). А ведь раньше половцев по этой же степи кочевали гунны (хунны), наделавшие столько шуму в Восточной Европе в первом тысячелетии нашей эры. Гунны также ставили каменных баб, взаимодействуя с народом лесов, предшественниками славян на этой территории. Поэтому слово «баба» в значении идола вполне могло уже существовать на границе степи и леса Великой-Европейской (Русской) равнины задолго до возникновения там народа, который современными историками называется славянами. Вспомним, что Баба-яга в сказках проживала в своей избушке на границе леса. Граница леса может быть в нескольких местах: граница леса и обитаемой области (деревня или поле), граница леса и реки, леса и гор, леса и степи.

Примечательно то, что слово «баба» означает женщину у народов, которые географически жили на границах степи или в близости общения (войны, торговля, миграция и т.п.) с «пограничными» индоевропейскими и неиндоевропейскими народами. Речь идёт о таких народах, как мордва, русские, украинцы, белорусы, болгары, поляки, литовцы, латыши. Некоторые эти народы естественным образом имеют в себе тюркскую составляющую. У других индоевропейских народов западнее слова, похожие на слово «баба» имеют уже значение «ребенок», «мальчик» и т.п. Немецкое слово bub — мальчик, baby — младенец. Английское слово babe — дитя. При этом в санскрите, который многие исследователи считают древнейшим из сохранившихся родственников индоевропейских языков, слова похожего по звучанию и по смыслу на наше слово «баба» нет. Там везде господствуют слова, связанные с нашим словом «мама» — mata, anna; а также слова, которые обозначают женщину, девушку, супругу и т.д., но ничего отдаленно похожего на нашу «бабу» нет.

Всё это может говорить о том, что наши оседлые предки и их географические предшественники, жившие рядом со степью переняли у тюркоязычных кочевников (хунны, гунны, половцы и др.), которые кочевали туда-сюда по Евразийской степи как сквозняк от Китая до Карпат, название их идолов (предков) в свои языки. Каменные истуканы часто изображали женских предков (особенно у половцев), поэтому логично перенять названия этих истуканов и связать их с замужними женщинами.

Таким образом, не исключено, что отправной смысловой точкой первой части имени «Баба-яга» являются именно эти древние ритуальные объекты двух видов. Первые олицетворяли категорию Отца-Творца и были «потомками» менгиров (с 5-го тысячелетия до н.э.), в том числе составлявшие кромлехи. Вторые — олицетворяли категорию Великой Матери и были ритуально родственны «палеолитическим Венерам» (с 35-го тысячелетия до н.э.) и другим подобным обрядовым статуэткам, которые в изобилии дошли до нас из глубочайшей древности из разных частей Евразии. 

Интересно также то, что у шумеров была богиня, которую звали Баба (или Бау), которая была дочерью Ану, верховного бога неба, одного из старейших и наиболее почитаемых шумерских богов наряду с Энлилем и Энки. К сожалению, изображения этой богини до нас не дошли. Баба была обычной локальной (для шумерского города-государства Лагаш) богиней-матерью (образ стереотеистической Великой Матери) с культом плодородия, которая была парной мужскому богу-отцу Нингирсу. Их супружеский союз праздновали каждый год.

В Древнем Египте тоже существовало очень важное божество с именем «Баба».  Это был бабуин — который был духом, стоящим на границе посюстороннего и потустороннего (божественного) миров. Интересно то, что про это божество повествует в самом своём начале древнейший из дошедших до нас обширных и связных текстов — текст пирамиды фараона Униса (середина 3-го тысячелетия до н.э.).

Пикантным моментом является то, что в заклинании (в начале текста пирамиды) душе Униса предлагается открыть дверь Неба (проход в божественный мир) с помощью дверного засова, который выполнен в виде полового органа бабуина. Судя по всему, при входе в пирамиду, которая на стенах содержала этот текст, существовала деревянная дверь с соответствующим засовом, который отворял жрец в процессе ритуала. Затейливую дверь либо уничтожили ревностные мусульмане, либо разграбили до них. Однако такой экстравагантный образ легко объясняется тем, что до возникновения монотеизма верховное мужское божество изображалось с помощью фаллических объектов, которые указывали на производящую силу стереотеистического Отца-Творца, который создаёт мир, как ребенка. Половая тематика в древности повсеместно носила ритуальный характер и была тесно связана с древнейшими основами религиозных культов. Например, древнейший египетский символ «джед» был не чем иным, как фаллическим столбом, парным вульварному (женскому) символу «анх», что легко читается в древнеегипетской «иконографии».

Бабуины как животные у египтян считались священными. Считалось, что в них на время иногда возвращаться в этот смертный мир душа умершего фараона.

В древности существовала игра, известная ещё по изображениям и фигуркам Древнего Египта и Древнего Рима. У нас она называлась «бабки». В игре использовались таранные кости животных, которые и назывались бабками.

Не правда ли эти «бабки» напоминают и «палеолитических Венер» и египетские статуэтки бабуинов? Название этой игры у нас локальное. В других языках эта игра называется другими словами, которые переводятся как «кости». В нашем же языке закрепилось именно это название, так как, по всей видимости, таранные кости были очень похожи на каменных, деревянных и костяных идолов (предков), которые назывались по-тюркски «бабами». Более того, в древности на костях гадали. Кидали кости и смотрели, что скажут «предки»? Скорее всего, «светская» игра в кости (в бабки, в предков) была профанацией (деградацией, обмирщением) древнего ритуального религиозного обряда общения с родичами из потустороннего мира.

Интересно то, что таранная кость — это кость задней ноги. Ничего не напоминает? «Костяная нога», например…

Все перечисленные выше явления могли принимать участие в формировании того смыслового образа, который мы сегодня имеем в виде значения нашего такого родного слова «баба».

Яга

Происхождение второй части имени нашей «героини» обычно связывают с неким словом *(j)ęgа в неком «праславянском» гипотетическом языке, который «реконструировали», сравнивая славянские и некоторые другие индоевропейские языки. Почему-то наиболее правдоподобной гипотезой сегодня считается связь второй части имени Баба-яга с сербохорватскими ужасом (jeзa) и опасностью (jeзив), словенским гневом (jezа), чешской лесной ведьмой  (jezinka), и польской ведьмой и бабой ягой (jędzа). Автором этой чудо-гипотезы является немец Макс Фасмер. Гипотеза имеет сомнительную ценность, так как ссылается на язык, которого не было, и выводит исключительно древнее слово из современных языков, что является нонсенсом и извращением (немцам, впрочем, это свойственно). Поэтому мы эту гипотезу смело отбросим, и от Чехии, Сербии и Словакии переместимся восточнее, ближе к родине нашей Бабы-яги — в наши украинскую и русскую степи, где славяне и русы контактировали с тюркоязычными степняками. 

Выше мы предположили, что слово «баба» было перенято от половцев или их кочевых предшественников. Наиболее близкий к половецкому языку — современный крымско-татарский язык. Смотрим, близкие слова к слову «яга»:

  • язма — умение писать
  • джады (ударение на «ы») — ведьма 

Письмо у древних народов было тесно связано с религией и считалось видом магии.

Слово «джады» легко может преобразовано в яды, так как «джа» и «я» имеют почти идентичное звучание. Ну, а от «яды» до «яга» недалеко.

Но «яга» может происходить и не от тюркского слова, а от слова одного из индоевропейских языков, на которых разговаривали славяне и русы. Если мы заглянем в санскритский язык, который является наиболее древним из сохранившихся индоевропейских языков, то мы там с восторгом обнаружим слово योग — йога (yoga), которое имеет следующие значения:

  1. упряжка (лошадей)
  2. сбруя
  3. применение
  4. средство, приём; уловка
  5. волшебство
  6. дело, предприятие
  7. связь, взаимообусловленность с чем-либо
  8. приобретение, выигрыш
  9. работа; усердие, прилежание
  10. сосредоточение мыслей, глубокое размышление, созерцание
  11. другие значения

Пятое значение бьёт точно в цель «баба-волшебница» — это Баба-яга и есть! Но и первые два значения интересны тем, что имеют ярко выраженную кочевую тематику, так как лошадь для кочевника — это всё! Значения 3,4,9 и особенно 10 также интересны тем, что могут быть ассоциативно отнесены к ведунье, знахарке, которыми реальные прообразы Бабы-яги могли являться, живя в уединении в лесу и занимаясь древними языческими обрядами и ритуалами, то есть колдовством.

К этому древнему слову yoga, которое зафиксировано на санскрите, восходит и понятие йоги как духовной практики и учения индуизма (позднее буддизма). В этом значении йога воспринимается как связь посюстороннего мира с потусторонним, то есть является смысловым эквивалентом латинского religare (воссоединение, восстановление связи), от которого произошло наше слово «религия», которое означает область духовно-интеллектуальной деятельности человека по восстановлению утраченной связи человека с Богом.

Более того, слова «йога» и «джады» могут иметь родственную связь, так как степные кочевники-тюрки контактировали с индоевропейцами как на северных лесных, так и на южных горных границах степи. Более того, есть исследования, которые выявляют фактическое родство, например, тюрков-половцев и индоевропейцев-славян через гаплогруппы. Если это так, то мы имеем «любовный» треугольник родственных слов, которые проливают свет на происхождение нашей героини: «йога», «джады», «яга». И речь идёт о границах леса и степи севернее Черного и Каспийского морей. А немец Фасмер слишком далек от тех мест. Слово «яга» вполне могло «дойти» до сербов, словен, чехов и уж точно до поляков, до которых от Киева, который располагается на границе (которую пересекает Днепр) Великой степи и лесов, рукой подать.

Косвенно эту гипотезу подтверждает тот факт, что у самой западной границы Великой степи — в Сербии, Хорватии и Черногории баба-яга зовется «баба-рога» и изображается с одним рогом на голове. Другими словами, слышали звон, но не знали, где он… Толком не понимали, что означает «яга», поэтому подставили вместо непонятного слова понятное — близкое по звучанию, и адаптировали образ.

Атрибуты

Выяснив, откуда есть пошла Баба-яга, можно приступить к рассмотрению её главных атрибутов. Некоторые мы уже рассмотрели — проживание на границе леса и профессиональное колдовство. Также вскользь коснулись костяной ноги. Для полноты картины осталось рассмотреть следующие атрибуты: избушка на курьих ножках, забор из костей с черепами, ступа с пестом, помело, каннибализм.

Избушка

Изба — это срубная конструкция жилища, которая использовалась нашими предками аж с бронзового века. Курьими ножками обычно называют пеньки с обрубленными корнями, на которые ставят срубную конструкцию для того, чтобы во влажных условиях конструкция не гнила, а также, чтобы туда не проникали лесные животные. Подобные постройки используют до сих пор для хозяйственных нужд или как лесные временные жилища.

Также историкам известен способ дохристианского погребения, который сейчас не используется, в так называемых «домиках мертвых». Эти постройки были эквивалентом современного кладбища. В лесной и болотистой местности ставились на обработанные пеньки, чтобы предотвратить гниение и чтобы в домики не залезали животные. В этих строениях хранили прах умерших кремированных родственников и клали туда предметы быта и пищу. У хантов  хорошо известен обычай почитания духов в таких устанавливаемых на границе поселения домиках-амбарчиках «священных лабазах», туда клали пищу и ритуальные предметы.

Если избушка на курьих ножках является таким «воздушным» языческим гробом-часовней, то понятно, почему персонажи сказок, поев угощение Бабы-яги, отправлялись в потусторонний мир (Тридевятое царство). Ведь эта еда предназначалась покойникам, поэтому, вкусивший её как бы становился мёртвым и получал возможность разгуливать по ту сторону бытия.

Забор из костей

Если прообразом избушки на курьих ножках был «домик мёртвых», то деревянный забор, украшенный костями, был вполне логичен. Чтобы отпугивать чужаков и детвору. Только кости, скорее всего, были не человеческими, а принадлежали скотине

Ступа с пестом

В наиболее исконных вариантах сказок Баба-яга летала на ступе, погоняя её пестом, а не метлой, которой она заметала след. Правда, непонятно, какой след на земле может оставить летящая ступа. Может первоначально она волоклась по земле, в не летела? Ну, Бог ей, старухе, судья, как говорится. А нас тут будет интересовать именно ступа и пест.

Небольшие ступка и пестик, или большие ступа и пест использовались для превращения зерен в муку. Это значит, наша героиня имела отношение к населению, которое занималось земледелием.

Как мы выяснили выше, наиболее вероятной «прародиной» Бабы-яги является граница леса и степи или лесостепь. Интересно то, что лесостепь по совместительству является наиболее плодородной зоной для сельского хозяйства. А ступа и пест в добавок ещё и являются древними культовыми предметами, которые символизировали в обрядах женское (ступа) и мужское (пест) начала (которые символизировали стереотеистическую пару Отца-Творца и Мать-Материю).

Таким образом, на территории, которую мы изначально определили для Бабы-яги (граница леса и степи севернее Черного и Каспийского морей), исходя из лингвистического анализа её имени, мы находим и лес, и степь, и плодородные почвы, и болота (где ставились избушки на курьих ножках). То есть, всё, что нужно для того, чтобы объяснить имя нашей героини и её главные атрибуты.

А если к этой географической картине прибавить ещё удобнейшие в торговом и транспортном отношении бассейны рек Днепра, Дона и Волги, которые проходят через эту лесостепь и соединяют Север Евразии со Средиземным морем через Чёрное, с Центральной Азией и Ближним Востоком, то нам становится понятно, насколько неплохо Баба-яга вообще устроилась!

Каннибализм

Осталось рассмотреть самый неприятный атрибут — людоедство. Это может быть придуманной пугалкой для детей, функционально схожей с костями животных на ограде «домика мертвых». В лес далеко один не заходи — заблудишься, Баба-яга тебя поймает и съест!

Если всё же каннибализм нашей героини имеет под собой какие-то общественно исторические основания, то, возможно, они будут связаны с некоторыми дошедшими до нас скудными историческими свидетельствами.

Геродот в середине 1-го тысячелетия до нашей эры писал о племени андрофагов (людоедов), которые жили в верховьях Днепра. Также он писал об исседонах, которых современные ученые отождествляют с предками сарматов (ираноязычные степные кочевники). Геродот описывает погребальный ритуал этого народа, который заключается в смешивании частей плоти умершего с мясом животных для последующего употребления во время всеобщей тризны.

Известен обычай степняков делать из черепов поверженных врагов кубки и пить из них. Так поступил с черепом князя Святослава печенежский каган Куря. Этот обычай также, возможно, является отголоском древнейшего обряда манипуляции с человеческим черепом, которые могли включать в себя ритуальное вкушение, например, мозга умершего человека.

Ритуальный каннибализм известен с древнейших времен. Даже в древнейшем тексте, который мы уже рассматривали выше (текст пирамиды Униса), есть описание ритуалов, которые имеют явные остатки древних обрядов погребального каннибализма.

Не исключено, что приписываемое Бабе-яге людоедство есть отголосок этих древних обрядов.

Выводы

Образ Бабы-яги сложился на территории лесостепи севернее Черного и Каспийского морей, там, где контактировали исторически сравнительно часто сменяющие друг друга племена степных кочевников с реже и медленнее мигрировавшими племенами оседлых собирателей, скотоводов и земледельцев.

Образ Бабы-яги восходит к древнейшим элементам религиозных обрядов (самые ранние из которых археологически известны ещё в эпоху палеолита) и теснейшим образом связан с дохристианскими религиозными (в большей степени погребальными) ритуалами. Скорее всего, устоявшийся персонаж Бабы-яги является образом-духом, таким как леший, водяной, кикимора и т.п., которые не имели реальных человеческих прототипов. Хотя в формировании этого персонажа поучаствовал собирательный образ старухи-знахарки (шаманки).

Оставьте комментарий

Войти с помощью: